18.05.2011
Последний акт ремонта
23 мая Бурятский государственный академический театр оперы и балета, наконец, откроет свои двери. И жители Бурятии смогут войти через парадный вход и посмотреть результаты практически десятилетнего ремонта.
В театре провели большие реставрационные работы -- воссоздавалась работа художников и дизайнеров 1936 года. Поэтому в интерьере театра можно видеть смешение национальных элементов и элементов советской эпохи. Здание театра вообще является оригинальным и уникальным по своей структуре и дизайну.

Отреставрированы торжественная колоннада по периметру стен, оригинальные лепные детали, светильники, роспись на плафоне, которая была сделана в 1950-е годы московскими художниками Георгием Рублевым и Борисом Иорданским в технике темперы.

Композиция представляет народный праздник в Улан-Удэ. Фигуры людей изображены на фоне небосвода. По краям плафона видим знакомые силуэты центра Улан-Удэ, красочные группы артистов в бурятских костюмах и с национальными музыкальными инструментами в руках. Центр плафона занимает большая литая орнаментальная розетка с подвешенной к ней многоярусной люстрой конической формы. Художники, работая над полотном, побывали в улусах, знакомились с традиционным бурятским искусством в музеях, сделали множество зарисовок на репетициях.

«Артистов рисовали, в основном, на репетициях, -- рассказывает Светлана Малахирова, заведующая музеем театра оперы и балета. -- Им ведь некогда было позировать. Полотно готовили в Москве. Для прочности оно было обработано белком. Причем в то послевоенное время было сложно найти яйца, а их по распоряжению Совета министров было израсходовано очень много. Сейчас освежили краски. Краски использовались растительные, плюс минеральное сырье».

Во внутреннем устройстве театра произошли некоторые изменения. Расширили оркестровую яму за счет уменьшения количества кресел. Теперь их не 720 как было раньше, а 660. Кресла в зрительном зале заменены на новые, но изготовлены они по образцу прежних.

Технически перевооружили сцену: улучшилось качество света, увеличилось количество подъемников, появился светодиодный экран, на котором впоследствии будут идти титры и субтитры. Экран станет также частью фона спектаклей. Также увеличилась сцена в глубину за счет использования всей площади сцены. Настилается специальный линолеум для выступлений балетной труппы. Отреставрирована люстра, занавес.

В кольцевом фойе первого этажа секторы плафона расписаны отличающимися друг от друга по цветовой гамме и рисунку композициями из советских эмблем (звезда, серп, молот) и бурятских орнаментов. Плафоны глубокого синего цвета, по большому счету, не сочетаются с цветовой гаммой театра, но смотрятся интересно.

Интерьер небольшого, но высокого двухсветного фойе задуман как зал парадно-мемориального характера. Главное место в нем отведено многофигурному горельефу, посвященному дружбе бурятского и русского народов.

«Здесь изображена советская эпоха, -- говорит Светлана Михайловна. -- Дружба бурятского и русского народов. В 50-е горельеф был перекрашен полностью в белый гипс. Но сейчас решили восстановить первоначальный вид».

Интерьеры лестниц украшают орнаментальные витражи с бесцветными вставками изображений танцовщицы и стрелка из лука, изготовленные методом травления кислотой. Здесь также привлекают внимание своеобразные светильники, литые орнаментальные элементы перил с изысканным узором и с оригинальной деталью в виде подвески. Серые бетонные полы в фойе заменили на мрамор, который выполнен также в национальном стиле. Деревянные колоны также облицевали мрамором.

«Когда снимали деревянную обшивку с колон, то там вообще была чуть ли не труха, -- вспоминает Светлана Михайловна. -- И как только они держались!».

Екатерина Хыртыгеева, «Номер один».
^