11.08.2004
Несмотря на то, что на сегодня в Бурятии проживает порядка десяти тысяч казаков, живут они чаще всего разрозненно. Однако на сегодня сложилась тенденция к изменению этой ситуации. Возможно, уже через пару лет на территории Бурятии будут образованы первые в Восточной Сибири казачьи поселения. Сейчас интенсивно идут подготовительные мероприятия как в районах республики, так и в Улан-Удэ.
В последнее время в России широко идет восстановление казачества. В том числе и забайкальского, особенно пострадавшего во времена революции из-за своей верности государевой Присяге. На реабилитацию и поддержку казачества в России направлены несколько специальных программ, которые неплохо работают и приносят свои плоды. Однако не в Бурятии. По словам главного специалиста по вопросам казачества Администрации Президента РБ Иннокентия Жербакова, соответствующие документы были приняты еще в середине 90-х, и они предусматривают участие казаков в природоохранной деятельности и вневойсковой охране, пользование беспроцентными ссудами и субсидиями, рядом льгот и т.д. Но в нашей республике до последнего времени по ряду причин эти возможности реализованы не были. Возможно, именно поэтому порядка десяти тысяч казаков, живущих в Бурятии в приграничных районах, находятся сегодня в тяжелом положении, не имея работы, а значит, и доходов.
Иннокентий Жербаков на первом этапе вливания в федеральную программу возрождения казачества главной задачей считает прежде всего улучшение финансового климата в этих районах. Все дело в том, что для исполнения этих законов из федерального бюджета выделяются немалые средства. Однако, выделяются они исключительно адресно, поэтому для их получения необходим ряд действий. Ведь как говорится, под лежачий камень вода не течет! Адресные программы поддержки казачества ужа давно работают на Кубани, на Дону. Например, Ставрополью в качестве поддержки казачества из федерального бюджета ежегодно выделяется более 50 миллионов рублей!
Сегодня Иннокентий Константинович с представителями Правления Первого (Верхнеудинского) отдела Забайкальского казачьего войска практически еженедельно выезжает в районы республики, где, собирая местных жителей на сходы, вместе с представителями поселковых администраций рассказывает, что они могли бы получить с образованием казачьих поселений. Ведь в условиях повальной безработицы в сельской местности образование новых рабочих мест могло бы оказаться спасением для селян, а вкупе с военной дисциплиной, контролируемой атаманом, стало бы единственным средством от воистину всенародного бедствия — пьянства.
В Госдуме уже около четырех лет лежит законопроект о статусе казаков, собирающий воедино понятия и мероприятия по реабилитации казачества. Однако для его принятия, а значит, и начала реализации необходимы немалые средства. Поэтому утверждение этого закона пока задерживается. Правда, стабилизация и даже подъем экономики страны последнего времени дает основания предполагать, что уже скоро дело сдвинется наконец с мертвой точки. Но реакция самих потенциальных казаков весьма неоднозначна. Есть и такие, кого пугает жесткая дисциплина и контроль, а иные просто забыли собственную историю, ведя отсчет лишь от своего рождения. Как выяснилось, в казачьем Уставе написано, что и сам вступающий в казачество, и его дети, и вся семья становятся казаками бессрочно. Так что в районах, исконно считавшихся казачьими, таковых должно быть большинство. А пока же казакам стараются напомнить, что они казаки.
Неоценимую помощь в этом оказывают наши фольклорные коллективы, такие, например, как "Станица" под руководством Георгия Григорьева. Или активисты-историки, практически на голом месте, по крупицам воссоздающие историю казачества Забайкалья. Ими сохраняются не только песни и обряды, но и создаются небольшие, но бесценные по своему содержанию музеи. Такие, как в селе Харацай под руководством Шелкуновой или у Геннадия Янькова в Михайловке. А гордиться казакам-забайкальцам всегда было чем: до революции они были на первом месте по количеству Георгиевских кавалеров. Да и жили-хозяйствовали крепко.
А работы для казаков в Бурятии хватает. Взять хотя бы природоохранные, егерские функции и вневойсковую охрану границы. Уж чего-чего, а приграничной местности в Бурятии предостаточно. Целых пять районов: Кяхтинский, Окинский, Тункинский, Джидинский, Закаменский, образующих по закону "О Государственной границе", приграничную полосу, — могли бы образовать у себя поселения "казаков, взявших на себя обязательство по несению государственной и иной службы". Именно на них и распространяются действия группы российских указов, направленных на возрождение казачества: в 1992 — "О реабилитации казаков", в 1994 — "О привлечении казаков к государственной военной и иной службе", о льготах, установленным казакам, и т.д. Короче говоря, это что-то вроде государственной присяги.
^