11.08.2004
На Западе есть такое понятие "public", переводится оно, как "публичный", "общественный". А употребляют его, в основном, в смысле "принадлежащий обществу", то есть, не государственный и не коммерческий. Там у них очень уж любят это слово, приставляют его к названиям различных организаций, начиная с библиотек и заканчивая телеканалами. Недавно наша Госдума предложила учредить в России "подлинно общественное" телевидение, в том самом понимании public. Существовать подобный телеканал будет за счет абонентской платы зрителей, а значит, на нем не будет рекламы, чернухи и "обнаженки". Говорят даже о сумме ежемесячной абонплаты — 16 рублей. Идея, что говорится, благая, но только на первый взгляд. Что же мы будем иметь на деньги, сопоставимые с двумя поездками на маршрутке? Ну, там всякие национальные идеи, добрые лица ведущих, плакучие ивы и березки, ах, вы сени, мои сени, и прочие российские атрибуты будут непременно. Только не будет у нас никакого "подлинно общественного" телевидения. Потому что общества пока нет, а оно не создается по голосованию Думы, даже единогласному. Общество само должно захотеть такое телевидение, а оно его не хочет, потому что пока, извините, "хавает" то, что ему дают. Да и, вообще, слово "публичный" у нашего народа ассоциируется исключительно с борделем. Вот этот бордель и хотят устроить за наши же деньги. Только страдающей стороной будем мы с вами. Хотя нам не привыкать — имеют же нас сейчас все федеральные каналы. Только зачем еще один заводить? Я уж лучше лишний раз, вернее, два раза, на маршрутке проеду.
Наши координаты остались прежними. Телефон: 220-333, почтовый адрес: Улан-Удэ, Борсоева, 13 "б", "Номер один" для "Народных новостей", электронный адрес: gelias@mail.ru.
^