20.04.2011
Смерть дешевле безопасности
Аварии с человеческими жертвами в ТГК-14 становятся нормой
13 апреля два электрослесаря попали под напряжение при проведении ремонтных работ на открытом распределительном устройстве ТЭЦ-1. Один погиб на месте, другой с серьезными электротравмами попал в больницу. Это далеко не первые жертвы -- работники ТГК-14 все чаще погибают или получают увечья, просто выполняя свои обязанности на рабочем месте. \\

Заживо погребенный \\

Другая трагедия произошла почти два года назад в августе 2009 года. В поселке Лазо недалеко от висячего моста через Уду произошел прорыв теплотрассы, а ливневыми дождями размыло песчаный грунт. В яме с неустойчивыми краями осуществлялись ремонтные работы трубопровода.

Песок обрушился лавиной на работающих людей. Когда рабочие оправились от шока, они поняли, что с ними нет электрогазосварщика Юрия Абидуева. Коллеги бросились с лопатами разгребать песок, однако обнаружить мужчину удалось только через 40 минут, когда было уже поздно. Как показала экспертиза, он умер от механической асфиксии при закрытии верхних дыхательных путей песком.

В семье погибшего до сих пор не могут смириться с тем, что произошло. Вдова и дочь Юрия Абидуева говорят об ушедшем из жизни родном человеке, как о живом.

-- Он очень любил свою работу. Ходил туда, как на праздник. Всегда приходил на работу в чистом, в галстуке, в пальто. Там переодевался, был чумазым -- такая работа. А выходил снова нарядным, люди удивлялись всегда. О нем говорили, что он сварщик от бога... В тот день он почему-то не хотел идти на работу. Слонялся по дому, ходил туда-сюда. У меня тоже сердце было не на месте. Я говорю, может, отпросишься сегодня. Он говорит, не могу, надо идти... -- с горечью вспоминает вдова Эльвира.

Пока ехали к месту происшествия, Эльвира Филипповна все-таки надеялась, что муж жив, просто ранен. Поверить в случившееся пришлось: своего мужа она увидела бездыханным.

-- Он лежал на земле. Весь в песке. На лбу была ямочка, видимо, появившаяся под тяжестью грунта, камней, -- говорит вдова.

Виновата ТГК-14 \\

Непривычно тихо стало и в доме вдовы, и в доме родителей всегда веселого и энергичного Юрия. Заводила в любой кампании, общительный, жизнерадостный, его любили все -- так отзываются о нем родные и близкие. Он играл на гитаре, пел песни, танцевал, в свободное время столярничал, выжигал картины -- увлечений было множество. А о том, каким он был любящим и заботливым мужем и отцом, и вовсе ходили легенды.

Вернуть любимого человека, конечно, не удастся, но вдова погибшего рабочего Эльвира Лархаева решила все-таки подать в суд на ТГК-14. Она объясняет такой поступок, прежде всего тем, что ее поразило, насколько равнодушно и цинично отнеслось руководство компании к ее беде. Ни извинений, ни слов соболезнования она так и не услышала. Материальная поддержка была такой мизерной, что не покрыла расходов даже на похороны.

Эльвира Лархаева не согласна с позицией компании ТГК-14, которая всю вину за случившееся перевалили на мастера смены. В том, что ответчиком должно быть именно ОАО «ТГК-14», которое заставляет людей нарушать нормы техники безопасности и охраны труда, -- уверен и адвокат потерпевшей Виталий Хонихоев.

Заставить соблюдать закон \\

Адвокату удалось доказать в суде: причиной несчастного случая явилось то, что при производстве работ в котлованах и траншеях не предусмотрены меры по предотвращению обрушения грунта. И вина в этом вовсе не какого-то мастера смены, а работодателя. Компания не должна была вообще допускать того, чтобы в таком опасном месте велись работы. Суд присудил выплатить ОАО «ТГК-14» 1,5 млн рублей вдове погибшего рабочего в качестве моральной компенсации.

Адвокат вдовы считает, что сумма недостаточна. Виталий Хонихоев уверен: чтобы переломить ситуацию на производстве, нужно наказать предприятие более существенно.

-- Они скидывают свою вину на «стрелочников». Они привыкли так делать. Им дешевле заплатить за смерть нескольких человек по 200 тысяч, чем начать соблюдать все нормы и правила, -- считает правозащитник.

Напомним, что Виталий Хонихоев уже не в первый раз судится за возмещение морального ущерба родственникам погибших на производстве людей. Теперь адвокат хочет идти еще дальше -- заставлять предприятия через суд осуществлять нужные мероприятия и следить за охраной труда:

-- В крайнем случае, мы согласны -- пусть вдове отдадут полтора миллиона. Но еще и пусть 10 млн взыщут с ТГК-14 и направят их на осуществление мер по безопасности труда на этом же предприятии. В кассационной жалобе мы, скорее всего, будем отстаивать такую позицию. Нам важно, чтобы подобные случаи не повторялись, -- объясняет правозащитник.

Василиса Шишкина, «Номер один».
^