01.06.2011
Детей меньше, чем детских площадок, продавцов больше,  чем покупателей
Уже полгода Бурятия живет без авиационного прикрытия, которое обеспечивалось истребительно-бомбардировочным авиаполком, расквартированным в поселке Джида. Республика еще не ощутила изменений, чего не скажешь о самом поселке.

Одна семья на два этажа \\

В самом военном городке жизнь идет своим чередом. На первый взгляд, все хорошо – благословенный май с его зеленой листвой и оптимистическим солнцем до поры до времени скрывает тот факт, что поселок еле живет. Но сквозь листву уже можно кое-где разглядеть некоторые, пока незаметные факты разрушения. Так, во время сильного ветра в начале мая на одном из домов полетел шифер. На просьбы жителей сделать что-нибудь в местных коммунальных службах не откликаются. И после первого же дождя дом начнет протекать сверху донизу.

Зампред правительства РБ и по совместительству глава рабочей группы по Джиде Александр Чепик по этому поводу сказал: «Большая проблема – это жилищно-коммунальное хозяйство. До сих пор нет ясности, когда и как Мнистерство обороны будет передавать нам эту собственность». Большинство квартир стоят пустые, на один подъезд проживает от силы три семьи. Один пенсионер рассказывает, что он живет один на первом и втором этажах. Еще две семьи живут на третьем и четвертом. И так везде.

По словам Чепика, там теперь огромный тариф: «Семья должна будет платить по 30–40 тысяч за жилье. Естественно, это неподъемная цена, и мы будем вынуждены компенсировать это из регионального бюджета. Чтобы не топить печь ассигнациями, необходимо провести модернизацию. Примерная схема решения этого вопроса министерством строительства РБ проработана. Как только имущество будет передано, мы своими предложения будем реализовывать».

Бесхозные квартиры \\

Пока передача имущества не состоялась, квартиры вскрываются. Александр Чепик: «Когда база выводилась, на первом этапе были факты, мародерства, расхищения имущества. По этому вопросу выезжала проверка от министерства внутренних дел РБ, в ситуации разобрались, все находится под контролем». Но местные молодцы, видимо, не зная об этом, продолжают свои хулиганские действия – взламывают двери, бьют стекла. Просто так, потому что грабить в квартирах нечего.

В многоэтажки переселяют местных посельчан, живших в частных деревянных домах. Некоторые уже переехали и справили новоселье, но большинство других переселяться в благоустроенные дома с теплой водой и туалетом не спешат. Местная жительница рассказывает, что не переселится сюда ни за что, потому что в старом доме у нее хозяйство, огород, которые в отсутствие работы становятся существенным источником доходов. Другая причина кроется в том, что Минобороны планирует перебросить сюда некий автомобильный батальон, который займет пустующие квартиры. Получается, местные могут жить до тех пор, пока не приедут военные – когда это произойдет, гражданских могут просто «попросить» из ведомственных квартир.

Майское уныние \\

Вообще в городке царит уныние. Самые мрачные предчувствия у людей, потерявших работу, и у продавцов магазинов. Несколько магазинов уже закрылось, а те, что еще работают, еле сводят концы с концами – выручка упала наполовину, а во многих местах и больше. На местном рынке жизнь еле теплится, причем продавцов больше, чем покупателей. Хозяин местного магазина промтоваров Сергей не понимает, что делать дальше. Раньше основными покупателями были военные, их семьи и те, кто работал при части. Теперь основные покупатели – это приезжие из деревень.

Радуются лишь дети – на улице стоит хорошая погода, и ребятишки со своими мамами высыпают на улицу побегать на солнце и побрызгаться. Хотя и здесь видно, что что-то не так – большинство детских площадок, которых здесь больше, чем детей, стоят пустые.

По словам завуча местной школы Галины Шаповаловой, из семисот учеников в сентябре прошлого года осталось лишь 450 детей. Остальные уехали со своими родителями в военный городок под Челябинском. Но «цыплят» будут считать по осени, причем почти в буквальном смысле – многие семьи со своими детьми собираются уезжать из поселка этим летом. Кто – в поисках работы, кто на малую родину, в деревню. Поэтому к 1 сентября эта цифра в 450 учеников может сократиться еще больше.

Зона или загадочный автобат \\

Все надежды местные жители возлагают на уже вроде бы готовый перебазироваться сюда автомобильный батальон то ли из Гусиноозерска, то ли из-под Хабаровска. Точнее никто не может сказать – официальные власти держат все в секрете от населения. Как сказал Александр Чепик, сюда «возможно, переведут военную часть из Хабаровского края».

По словам зампреда, правительство республики в отличие от жителей поселка не надеется только на приезд автобата: «Сейчас у нас есть поручение Республиканского агентства по предпринимательству по поддержке 12 предпринимателей, которые готовы развить те отрасли, в которых они работают. Два откормочника должны появиться по сельскому хозяйству. Должно быть создано около 250 рабочих мест». И так как безработными здесь остались 500 человек, зампред сказал, что острую социальную напряженность, таким образом, это снимет.

Шедшие «наверху» разговоры, которые предлагали в качестве спасительной меры создать здесь зону, тюрьму или другой объект УФСИН, привели жителей в ужас. По их словам, в поселке и во всем районе и так криминогенная обстановка очень плохая. Что же будет, если сюда будут свозить всех уголовников Бурятии, жители и представить боятся. Хотя другие отнеслись к этому философски: «А кто нас будет спрашивать?» -- говорят они.

«Охраняемый» объект \\

Но ни автобат, ни тюрьма и предприниматели не могут решить проблему взлетно-посадочной полосы. Полоса стоимостью в миллиард рублей оказалась никому не нужной:

«Требования к военным и гражданским аэродромам очень сильно различаются. Мы прорабатывали этот вопрос, но, к сожалению, пока решения не видим. МЧС не подтверждает, что планирует на этом аэродроме что-то размещать. У них своя идеология размещения аэродромов», -- заявил Александр Чепик. Так что пока самая реальная и незавидная судьба этой полосы – превратиться в стены гаражей автомобилистов Бурятии. Тем более что охранять ее некому.

Зампред сказал, что разговаривал по этому вопросу с начальником Генштаба России Николаем Макаровым и главкомом ВВС. Проблема вроде была решена: «Министерством обороны были дополнительно выделены средства, и вопрос охраны был решен». Впрочем, охрана или сидит в засаде, никого не трогая, или их там попросту нет, но препятствовать въезду на взлетную полосу посторонних машин никто не пытается.

Владимир Сергеев, «Номер один».

a)Несмотря на заверения официальных лиц, аэродром
не охраняется, и на его территорию можно попасть беспрепятственно

b)Ставшие бесхозными дома никто не хочет ремонтировать

с)Местные магазины едва сводят концы с концами
^