04.05.2011
Программы по возвращению в деревню молодых специалистов неэффективны
27 апреля в Улан-Удэ прошел круглый стол «Развитие молодежного предпринимательства на селе». В ходе круглого стола молодые люди высказывали предложения и мнения по поводу возвращения в деревни, задавали вопросы. И ответы, которые они услышали от чиновников, не рассеяли их скептицизм. \\

Перспектива есть? \\

В последнее время тема возрождения сел стала одной из популярных для разных министерств и ведомств. Особенно чиновникам хочется, чтобы молодежь вернулась в деревни, начала там строить дома, создавать бизнес, рабочие места и т.д.

-- Наша цель -- вовлекать молодежь в предпринимательскую деятельность на стадии получения профессионального образования, -- говорит Зоригто Бадмаев, директор Межвузовского бизнес-инкубатора. -- Молодые люди должны сами создавать рабочие места и инициировать какие-то проекты на селе.

Об этом же говорит и Владимир Кавин, ген. директор АУ «Информационно-методологический центр сельских территорий РБ»:

-- Мы хотим обратиться к выпускникам сегодняшним и завтрашним, чтобы они не вставали на биржу труда и не шли искать работу, а применяли свои знания и силы на селе. Есть разные варианты, как начать свой бизнес, и я могу подсказать, как это можно сделать. Молодого предпринимателя надо брать за руку на начальном этапе и вести его до конечного результата, до получения прибыли. Для этого надо помочь наладить бухгалтерскую отчетность, сделать бизнес-план, технико-экономическое обоснование. Наш центр и создан, чтобы помочь в этом.

«Перспективы на селе есть», -- уверяют чиновники. Основные направления развития предпринимательства -- производство и переработка сельхозпродукции, туризм. Сегодня правительство заложило 10 млн рублей на поддержку молодежных проектов. Но результатов этой работы нет. В Бурятской сельскохозяйственной академии ведут учет тех, кто хочет работать в деревне, и результаты плачевные.

2 вакансии на человека \\

-- По республике есть 463 вакансии для наших выпускников, -- говорит Маргарита Малгатаева, начальник отдела трудоустройства выпускников БГСХА. -- Поступают запросы из соседних регионов: от Прибайкальского края -- 129, 116 -- Иркутская область, несколько вакансий в Томской области. То есть спрос есть. На каждого выпускника примерно по 2 вакансии.

Однако молодежь не горит желанием работать на селе, потому что зарплаты мизерные.

-- После окончания вузов службы занятости предоставляют рабочие места на селе, где заработная плата составляет 6 тыс. рублей, максимум 10 тысяч. В большинстве зарплата балансирует на грани прожиточного минимума, -- говорит Федор Будаев, старший преподаватель БГСХА.

Минусов больше \\

«Ну ладно, допустим, у нас будет работа, зарплата, это хорошо, ну, а дальше что? -- вопрошают студенты. -- В деревнях ведь нет комфортных бытовых условий, детских садов, хороших школ, никаких культурных мероприятий. И все выгоды, которые мы можем получить, не смогут покрыть эти минусы. Зачем нам ехать туда?!».

Все красивые слова представителей министерств и ведомств о выгодах переезда в деревню, о программах, которые только и ждут молодых людей, перечеркивает вопрос студента БГСХА, который обратился к представителю минсельхоза: «Почему программа субсидирования студентов по возмещению затрат работает неэффективно? Я убедился в этом на личном примере. Мой договор лежит в министерстве на подписи уже полгода».

Екатерина Хыртыгеева, «Номер один».

Фото Павла Будаева.
^