18.08.2004
В настоящее время Бурятия участвует в гигантском научном эксперименте по изучению движения земной коры. В нашем регионе есть несколько точек, за которыми наблюдают. Каждые 10—15 лет геодезисты измеряют их высоту с точностью до тысячной доли миллиметра над уровнем моря. В минувшем году измерили снова. Бурятия стала ниже. Особенно быстро понижается суша в районе села Сухая и залива Провал. Скорость погружения в водную пучину по геодезическим меркам ужасающая — примерно два сантиметра в год. Наблюдения бурятских геодезистов подтверждают гипотезу о том, что через миллион лет территория Бурятии, Иркутской и Читинской области уйдет под воду.
Республикой и городом правят с ничейной земли
Бурятские топографы изучают не только движение земной коры. По их словам, интересная ситуация сложилась и в Улан-Удэ вокруг земли, на которой стоят здания Правительства, Народного Хурала. По сути она ничья. То есть до сих пор принадлежит СССР. По закону надо определить границы "властной" земли, поставить на учет в Земельной палате, дать кадастровый номер, но у нас никто не хочет за это платить. Все хотят, чтобы эти участки стали федеральной собственностью. Но Российская Федерация молчит. Парадокс, мэрия правит городом, находясь на земле, которая не то, что бы не является муниципальной собственностью, а находится в стране, которой больше не существует. На ничейной земле стоит и наш оперный театр. Посмотреть сейчас документы — нет такого участка в России. И таких "дыр" в городе много.
Геодезическая служба была создана еще Петром I. В 1701 году царь своим указом организовал корпус военных топографов. Долгие годы топографы были военными людьми. Для прикрытия военных дел было создано Всероссийское географическое общество. Топографы были одновременно и членами Общества, и военнослужащими. Нынешние времена не сравнить с эпохой Пржевальского и Беринга. В те далекие времена топографы исходили вдоль и поперек всю территорию. Бурятия была полностью исследована и нанесена на карты. Но эта работа и поныне во многом окутана тайной.
Виктор Горобец, директор Бурятского отделения Забайкальского аэрогеодезического предприятия:
— Карты масштаба, при котором в 1 см содержится 250 м местности, вы нигде не увидите в свободной продаже. Они и раньше, и сейчас являются картами Генштаба и засекречены. Карты такого масштаба были созданы в 1968 г. на всю территорию Советского Союза, в т.ч. Бурятию. В том же году ЮНЕСКО наградило СССР за это достижение. А еще через десять лет нашу страну наградили за создание с помощью спутников карты Тибета.
Есть более подробная "десятитысячная" карта на всю республику. В 1 см — сто метров. И подробнее этой карты уже не делаются. Зато делаются детальные карты отдельных городов.
Можно ли сберечь военную тайну, если весь город нанесен на карту? Наверное, многих это удивляет... Оказывается, всевозможные путеводители по городам специально выпускались без координатной "сетки" и не имели привязки к главным координатам страны. Такие карты есть для Улан-Удэ, Гусиноозерска, Каменска, Закаменска, Селенгинска, Кяхты и т.д. Там 1 см карты отражает пять метров на местности! Такие карты заказывают районные администрации. Так как денег у местной власти нет, то карты делаются по частям.
Столица Бурятии практически полностью покрыта этими картами. Но у нас есть несколько "дыр", которые в Улан-Удэ никак не могут устранить. "Дыры" существуют с тридцатых годов — не было там съемки и нет. Например, не сделан п. Степной, район Батарейки, где стоит православный крест. Карты с пятиметровым разрешением нет даже в районе пл. Советов, там, где стоит здание правительства. Карты, существующие со старых времен, надо перерабатывать, но как всегда нет денег.
Год назад в Улан-Удэ приезжал директор Забайкальского аэрогеодезического предприятия. Вместе с Виктором Горобцом они встречались с мэром Улан-Удэ Г. Айдаевым. Было подписано соглашение о мониторинге топографической информации и создании в Улан-Удэ карты повышенной информативности в цифровом изображении.
Компьютерная суперкарта должна была иметь два масштаба. Рельеф и наружная часть в масштабе 1 см — 20 м. Туда же хотели ввести карты подземных коммуникаций с большим разрешением — в 1 см только пять (!) метров. Цифровыми топографическими картами, отражающими состояние объектов, коммуникаций, границ земель и т.д., предполагалось обеспечить городские службы. Должна была быть обновлена городская геодезическая сеть. Половину средств должен был выделить город. Как легко догадаться, проект стал буксовать с самого начала.
— Раньше по степени картографизации г. Улан-Удэ обгонял всю Россию, — продолжает Виктор Горобец. — Сегодня столица Бурятии отброшена далеко назад. Вперед вырвались Казань, Нижний Новгород, Ханты-Мансийск и др. Там власть выделяет средства на подобные разработки. Я несколько раз был в мэрии, но ничего не меняется. Для карты повышенной информативности надо делать аэрофотосъемку. Причем когда землю не заслоняют кроны деревьев — наземная съемка слишком дорога. Этой весной не получилось, все говорят "надо", но денег не дают. Ведем разговор, чтобы начать осенью. Через четыре года обновление карты потеряет смысл. Надо будет начинать все с нуля, что обойдется в разы дороже.
Бурятию прятали в Индийском океане
Врагов страны картографы пытались запутать. Могли не так нарисовать русло реки, не там нанести поселок или совсем не нанести. В Бурятии к таким методам не прибегали.
— Изменения, конечно, вносили, — рассказывает Виктор Горобец, — к примеру, сдвигали координаты. У нас на всю территорию страны была система координат 63-го года — когда весь СССР попадал на акваторию Индийского океана. В девяностых годах государство затратило сумасшедшие деньги, чтобы карты 63-го года уничтожить и снова перевести все на систему 42-го года, реальную. Сейчас координаты вообще не играют никакой роли — во всем мире есть карты всего. Значение имеет высота, отметка над уровнем моря, которую невозможно определить из космоса.
Военные карты Бурятии постоянно обновляются. Все другие - по желанию районных властей, которые его не высказывают. Сейчас у Виктора Горобца лежит тираж выпущенной недавно карты Иволгинского района, со свежими обновлениями. Но заказчик, местная администрация, не спешит его выкупать.
Старые карты сельских районов или тайги очень опасны для путешественников. Они вводят людей в заблуждение.
— Дорога в тайге может зарасти, село может исчезнуть. Зимовье, на которое рассчитывают люди может сгореть, — рассказывает Виктор Горобец. — Помню один трагический случай, в районе Старого Уояна. Несколько туристов сделали копию со старой карты и отправились в дорогу. На карте были обозначены несколько деревень. Они выходят на место, а деревни нет, люди ушли. Туристы пошли к следующей — тоже нет, ни одной деревни уже не было. А продуктов с собой они не взяли. Когда их нашли, трое погибли в тайге, последний был еще живой.
^