18.08.2004
Государство, похоже, окончательно определилось, какую собственность ему необходимо оставить в своих руках или по крайней мере жестко за ней присматривать. Оказалось, что из тысячи с лишним предприятий, которые власть посчитала неприкосновенной (хотя бы до определенного момента) 80% — военно-промышленный комплекс. Бурятия также интересует власть предержащих в этом направлении. Интересует, надо признать, крайне неожиданно.
Владимир Путин своим указом утвердил список стратегических предприятий. В перечень включены предприятия и акционерные общества, производящие продукцию оборонного назначения, а также имеющие стратегическое значение для обеспечения безопасности страны, защиты нравственности, здоровья, прав и законных интересов граждан (авиационные предприятия, газораспределительные организации, важнейшие научные институты и другие).
Из более чем тысячного списка от Бурятии в него попало всего лишь два предприятия. Присутствие в нем УланУдэнского Авиационного завода не удивляет — он по праву считается одним из лидеров отечественной авиационной промышленности, к тому же с большим пакетом акций в руках государства — более 49 процентов. Авиазаводу как нельзя кстати подходят те защитные механизмы, которые предусмотрены Указом для "стратегических" предприятий.
Например, продажа акций завода возможна только с разрешения Президента Владимира Путина. Насколько это необходимо, будет решать Правительство России в процессе разработки прогнозного плана приватизации федерального имущества, исходя из изучения рыночной ситуации и уточнения критериев отнесения конкретного предприятия к категории стратегических. Кроме того, в отношении включенных в перечень унитарных предприятий и акционерных обществ будет применяться особый порядок защиты от банкротства, предусмотренный Федеральным законом "О несостоятельности (банкротстве)."
А вот включение в касту всероссийских стратегических еще одного республиканского ОАО — "Бурятгаза" — поначалу вызвало недоумение. Исходя из рекламируемых услуг, в последние годы жители республики воспринимали "Бурятгаз" не иначе как фирму по установке газобалонного оборудования на автомобили. По крайней мере они долго позиционировали себя так.
Справедливости ради необходимо отметить, что в перечне предусматривалось наличие газораспределительных предприятий, но казалось, это прерогатива только тех региональных газовых монополистов, которые связаны с большой газпромовской трубой на западе страны. Было похоже на то, что "Бурятгаз" попал в разряд стратегических лишь в силу своего названия. Но оказалось, все немного иначе.
Генеральный директор "Бурятгаза" Игорь Бобков довольно необычно прокомментировал корреспонденту "Номер один" столь пристальное внимание власти к предприятию. По его словам, он пока не знает об указе Владимира Путина, но никогда не сомневался, что работа "Бурятгаза" имеет стратегическое значение для страны. Оказывается, "Бурятгаз" является самым настоящим газораспределительным предприятием. Отсутствие связи с "большой трубой" никак не влияет на этот статус.
— Ни в каких планах никогда не было строительства в Бурятии газопровода, — утверждает Игорь Бобков. — Населенные пункты в республике зачастую находятся на расстоянии 50—60 километров друг от друга, и это просто неэффективно. Но "Бурятгаз" поставляет населению газ в баллонах. У нас более 40 тысяч клиентов. Эти люди обогреваются, готовят себе пищу, в общем живут на газе. Мы обеспечиваем их энергоносителями — чем не стратегическое предприятие? Причем с постоянным увеличением цен на другие виды энергии число наших абонентов неуклонно будет увеличиваться.
Необходимо заметить, что у государства на самом деле есть все основания для более пристального внимания к "Бурятгазу" — ему принадлежит блокирующий пакет акций предприятия свыше 25 процентов. И естественно, он включен реестр федерального имущества.
Так или иначе, благодаря указу Президента России жители Бурятии узнали, что на территории республики существует еще одно предприятие, деятельность которого имеет стратегическое значение всероссийского масштаба.
^