18.08.2004
В начале этого года плодово-ягодная опытная станция сменила свое название. Отныне оно звучит мудрено — "Филиал по плодово-ягодным культурам Бурятского НИИ сельского хозяйства". Кроме названия, кардинально изменился и статус. Станция перестала быть юридическим лицом и потеряла самостоятельность. Работники станции не исключают, что просто попали под одну гребенку в связи со всероссийской административной реформой всего и вся. Тем не менее станция продолжает плодотворно работать. И даже вышла на международный уровень.
Специалисты работают над выведением новых сортов, менеджеры пытаются сделать из станции экономически эффективное предприятие. Основной вид доходов станции — это продажа саженцев. В качестве промышленных культур были выбраны традиционные — облепиха и черная смородина (в незначительных объемах). От других плодоносов для реализации саженцев или урожая специалисты были вынуждены были отказаться.
Облепиха, а точнее работа над ее сортами ученыхэнтузиастов (зарплата сотрудников не превышает 1500—2000 рублей) позволила выйти плодово-ягодной станции выйти на международный уровень. Заместитель директора станции Баир Цыденов в частности отмечает:
— Вот уже несколько лет мы сотрудничаем с американским плодопитомником, который находится в штате Орегон. Нашими специалистами были выведены уникальные сорта облепихи. Они, в частности, неколючие и низкорослые и оптимально подходят для резко континентального климата. Бурятия и Орегон в этом отношении схожи. Каждый сезон американцы закупают у нас по 2—3 тысячи саженцев. Кроме этого, мы активно сотрудничаем с Китаем. Также реализуем облепиху в Маньчжурию, главным образом семена.
Можно лишь предполагать, что заставило тех же янки заинтересоваться разработками ученых Бурятии в этой области. Возможно то, что в нашей республике работа с облепихой ведется уже не одно десятилетие и с постоянным успехом, а также необходимо учитывать несоизмеримость затрат на выведение новых сортов в США и Бурятии. Как-то не приходит в голову, что талантливый американский ученый будет этим заниматься за пригоршню долларов в месяц.
При наличии обширных садов облепихи в Эрхирике у плодовоягодной станции появляется возможность для реализации не только саженцев, но и непосредственно урожая. За последние годы в среднем там собирали по 15 тонн янтарной ягоды за сезон. При штате в 20 человек, из которых только 14 специалисты, подобные показатели кажутся фантастикой.
Для сбора ягоды, обычно это происходит после 20 августа, приглашается близко проживающее население. Станция в Эрхирике готова заплатить от 5 до 10 рублей за килограмм собранной облепихи. Существует и натуральный обмен — ягода на ягоду, но в последнее время он не пользуется популярностью. Живые деньги предпочтительней.
После того, как урожай собран, у руководства станции начинается очередная головная боль. А что с ним, собственно., делать? Потенциальные оптовые покупатели в лице крупных предприятий пищевой промышленности республики — "Амта" или "Байкалфарм", например, отказываются от натуральной ягоды. Для нее нужно сложное холодильное оборудование. Гораздо легче и выгодней использовать полуконцентрат в виде порошка.
В прошлом году интерес к "живой" станционной облепихе неожиданно проявили иркутяне. Кондитерская фабрика "Ангара" купила пять тонн ягоды. Но в основном станции приходится "бороться" с урожаем собственными силами. Проблемы банальные донельзя — устаревшее оборудование, при котором обрабатывать ягоду приходится чуть ли не дедовским способом. Или например, лицензия на реализацию продукции, которая станции выдается только на один сезон: для получения 5—10- летнего аналогичного документа у станции нет современного оборудования и мощностей. Оборудование, кстати, стоит не менее миллиона рублей, поэтому о нем приходится пока только мечтать.
Еще одна и традиционная проблема — это охрана хозяйства. Только в период сбора урожая в Эрхирике начинает работать вневедомственная охрана МВД. Причем из Онохоя, так как самая недорогая — 1500 в сутки. В остальное время службу несут обычные сторожа за жалкие 1200 в месяц. Любителей на халяву полакомиться свежей ягодой, да еще и элитных сортов, хватает. Бойцы их, естественно, ловят. а в качестве наказания увозят в Онохой. После чего через некоторое время отпускают, и воришкам приходится пешком добираться до места жительства несколько десятков километров. Вот такая вот нехитрая, но действенная репрессия для нарушителей закона. По-другому привлечь их к ответственности очень сложно.
В общем, как и у любого другого предприятия, у плодовоягодной станции, уж привыкли так мы ее называть, проблем хватает. Но Баир Цыденов настроен оптимистично:
— Вы бы посмотрели на лица наших специалистов во время работы. Эти люди работают на станции по 15—20 лет — настоящие патриоты и профессионалы. Среди них настоящие крупные ученые. Несмотря на экономические трудности, мы работаем и будем работать.
^