06.07.2011
Премьер-министр России заставил понервничать тысячи людей
1 июля, когда все, включая президента Бурятии, не скрывали, что Путин уже в Улан-Удэ, сам премьер России внезапно исчез. Утром в Тугнуй к культовой Даше Варфоломеевой отвезли всех интересующихся их трогательными отношениями журналистов, включая представителей московских СМИ. Там их, в целях безопасности премьера,торжественно заперли в местной школе. \\

Власть под замком \\

Самого премьера, однако, не было. Час, другой, третий. График мероприятий, подогнанный под Путина, между тем, никто не отменял. Уже ближе к вечеру в Улан-Удэ несколько сотен людей, принадлежащих к элите Бурятии, включая все правительство, Народный Хурал, местных представителей федеральных ведомств, а заодно членов Правительства России, собрали в театре оперы и балета на торжественное собрание в честь 350-летия. Они пришли, как и подобает, за полтора часа до начала из-за безопасности -- своей и Владимира Путина. И их тоже изолировали от внешнего мира.

Между тем, Путин не присутствовал нигде. Ни в Тугнуе, ни в Улан-Удэ. Он исчез с радаров общественности. Создалась парадоксальная ситуация. С одной стороны, в Тугнуе оказались отрезанными от внешнего мира СМИ, способные сообщать, что происходит в Бурятии. С другой стороны, вся власть, включая федеральную, оставив весь мир за бортом, сидела в здании театра. Никакой публичной власти вовне не было. Только полиция, ФСБ и скрытная ФСО. И неизвестно, где сам Путин.

Попытки дозвониться к любому из «заложников» ситуации приводили к несложному ответу -- «сидим, ждем». Ждать можно было или попытки государственного переворота, или наконец-то появления Путина. Случилось последнее. Владимир Путин вместе со свитой объявился в Тугнуе сразу аж на четырех вертолетах. О том, как премьер ел хворост с Дашей Варфоломеевой, вы можете прочитать на странице 28. После Даши премьер в темпе посетил остальные мероприятия.

Быстро и решительно \\

В театре оперы и балета он наговорил комплименты Бурятии и Вячеславу Наговицыну, подкинув дров в костер интриги -- что будет с республикой далее? Оставив элиту с мыслями то ли о новом президенте в 2012 году, то ли о продолжении праздника федерального финансирования в Бурятии, Путин двинулся далее.

Прошедшая встреча с местным бизнесом, безусловно, запомнится Владимиру Путину просьбой от одного из директоров местных заводов расстрелять его, «если он окажется подлецом». Премьер отшутился, что у правительства сейчас нет таких полномочий, поэтому, видимо, директора никто расстреливать не будет.

Потом на новом Центральном стадионе премьер поздравил уже всех жителей Бурятии со свалившимся на их головы счастьем 350-летия. Владимир Путин заверил собравшихся, что у всех все будет замечательно. Народ рассудительно не стал спорить с председателем правительства и вежливо устроил овацию.

При выходе со стадиона г-н Путин внезапно обратил внимание на еще одну девочку. Ему понравилось ее выполненное по всем канонам национальное платье. Впрочем, никаких долгоиграющих последствий, как в случае с Дашей Варфоломеевой, встреча не имела. Видимо, этот сюжет был мимолетным увлечением Владимира Путина.

На этом, собственно, визит премьер-министра страны в Бурятию и завершился. Осталась невыясненной только маленькая деталь -- чем занимался премьер России, пока Бурятия находилась в ожидании чуда, то есть передвижения Путина по просторам республики.

По косвенным признакам можно предположить, что Владимир Путин просто спал в «Байкал-Плазе». Но, во-первых, ему это простительно, премьерский график вполне себе изматывающий. А во-вторых, судя по некоторым действиям российского правительства, может быть даже хорошо, что Бурятия была выбрана Владимиром Путиным для временного спокойного сна взамен активной реформаторской деятельности. Нам же остается только подвести итоги почти внезапного визита.

Понаехали тут \\

Когда ожидание растянуто на годы, сам факт случившегося всегда подернут дымкой разочарования. Владимира Путина ждали 10 лет -- сначала с интересом, далее исступленно, потом по привычке. И ожидание было куда гуманней самого приезда. Ведь у людей была мечта или азарт, теперь нет ни того, ни другого. Ждать более некого -- все побывали.

Обещанные Кудриным министры финансов стран Земли в следующем году могут заинтересовать разве что с десяток отчаянных экономистов внутри Бурятии. Но республике после визита Владимира Путина окончательно можно ставить диагноз -- обжорство высокими гостями в крайней степени. Оказалось, что пломбир приедается так же быстро, как и овсянка. Не было никого десятилетиями -- плохо. Едут -- тоже не очень хорошо. И многие говорят даже, что «понаехали тут».

Однако вернемся к Путину. Теперь уже можно говорить, что начиная с марта ФСО пристально интересовалась «350-летием» и другими мероприятиями, проходящими в те же сроки. Тем не менее все это время визит находился под большим вопросом.
«Тот, о ком нельзя говорить» -- такой шутливый формат присутствовал вокруг организаторов уже в последние двое суток перед приездом. Журналистов на мероприятия (как выяснилось, с Владимиром Путиным) приглашали чрезвычайно неконкретно: «В сельский район, неизвестно когда, неизвестно куда, неизвестно на сколько нужен корреспондент».

На фоне таких мер безопасности в отношении премьера эпического верха своей карьеры добился руководитель Бурятстата Леонид Мунаев. Он первым из официальных лиц более чем за сутки объявил о приезде: «К нам приезжают высокие гости -- бывший президент, председатель правительства России Владимир Владимирович Путин».

Таким образом, случайно Леонид Мунаев дал свисток к следующему раунду взаимоотношений «Путин и Бурятия». Уже более близких, вплоть до интимности, но не менее интригующих.

Виктор Золотарев, «Номер один».
^