18.08.2004
Это залитый солнцем край чистейших озер, водопадов, сияющих отрогов Монгольского Алтая-Хангая и, конечно, степей. Они уходят за горизонт бесконечной линией, своими плавными изгибами успокаивая и умиротворяя. Каждому вырвавшемуся на этот неохватный простор под этим ослепительным ярко-голубым небом, вдохнувшему нежнейший аромат трав и альпийских лугов около Хубсугула, прикоснувшемуся к священным камням Хэнтэя в урочище Делюн-Болдок, откроется некий высший смысл бытия. Эксперты Всемирной туристической организации признали все это благолепие самой популярной в 2004 году после Западной Европы туристической страной мира.
Здравствуй, Монголия!
Среди приятных примет уже заканчивающегося туристического сезона — открытие второго регулярного автобусного рейса "Улан-Удэ-Улан-Батор". И ваш корреспондент убедилась воочию в его популярности. Комфортабельные, с плотными шторами, оснащенные цифровым телевидением, автобусы "Бурятинтура" с их приветливыми и вежливыми водителями были полны довольными пассажирами. Теперь, пройдя через современный МАПП "Кяхта — АлтанБулак" в кратчайший срок, вы, выехав утром из Улан-Удэ, уже будете обедать и завтракать в сногсшибательно дешевых монгольских кафе "гуанз". Цена за одну горячую, ароматную позу, вернее, "бузу" или "хуушур" — род мясного пирожка — впечатляющих размеров, достигает, смешно сказать, двух рублей на наши деньги.
И автобусный билет, чтоб совершить путешествие в соседнюю страну, вам обойдется достаточно дешево — 750 рублей в одну сторону. И ночлег для вас найдется в сносных частных гостиницах, а также и юртах, от 5 до 10 долларов в день, нередко включая и горячий завтрак с настоящим монгольским чаем и буузами. К сведению тех, кто решил не скупиться на себя, дорогого: за 100—250—500 и выше долларов свои двери вам распахнут пяти- и четырехзвездочные отели Улан-Батора. Среди них сияет "Чингисхан", роскошный красно-черный зеркальный параллелепипед с фонтанами, бассейнами, спутниковой связью, развлекательными комплексами и автостоянками.
По статистике агентства по туризму, которое входит в Министерство инфраструктуры Монголии, каждый турист, въезжающий в страну, оставляет там в среднем 120-150, а то и 180 долларов за день. Не считая чаевых, которые даются богатыми японцами, немцами, голландцами, итальянцами, американцами, южнокорейцам и китайцами.
Сотни отелей, мотелей, частных гостиниц и пансионатов, в виде традиционных войлочных юрт, а также современных кемпингов с евроремонтом, горячим душем примут в этом году четверть миллиона (!) отдыхающих со всего света. Для сравнения: в Байкальский регион в этом году въехали около 25 тысяч "организованных" туристов, как об этом пишет выходящий в Иркутске журнал "Открытый мир Азия".
"Номер один" уже не раз поднимал крайне животрепещущий вопрос: почему Бурятия, имеющая громадный рекреационный потенциал, даже и близко не может сравниться с Монголией, еще все-таки экономически не столь развитой? В чем же секрет потрясающего успеха именно туриндустрии наших соседей, принесшей в 2003 году более 250 миллионов долларов прибыли и выведшей соседнюю страну, до этого бывшую объектом незлобивых насмешек типа "Курица — не птица, Монголия — не заграница", в лидеры мирового туристического бизнеса. Итак, мегазвезда топ-листов ведущих туристических бирж планеты Монголия приоткрывает вам завесу вековых загадок.
Дело Чингисхана живет и побеждает
У туроператоров Монголии есть особые "фишки", секреты, которые удалось вычислить вашему корреспонденту. Итак, перед тобой, любезный читатель, открывается редкая возможность открыть "Золотую книгу" валютного бизнеса — самого быстроокупаемого и щадящего карман каждого, кто хочет обеспечить свое будущее и безбедный сегодняшний день.
В ранг государственной политики возведено и активно подпитывается всеми способами мифотворчество, живо и наглядно пропагандирующее былое величие империи Потрясателя Вселенной. Но в то же время глобальный брэнд Чингисхана и Чингисханидов также решительно могут оспаривать и наша малая родина Бурятия, и Китай со своей Внутренней Монголией, где построен один из самых грандиозных мемориальных комплексов в мире — Мавзолей Чингисхана в Ордосе, в излучине реки Хуанхэ. Другое дело, что иностранцев привлекает атмосфера нестандартности в подаче турпродукта, например, воссоздание "абсолютно достоверной" исторической обстановки в гостиницах.
Например, под Улан-Батором воссоздана "Ставка Чингисхана", где в главной юрте можно лицезреть невиданное зрелище — каскады из ценнейших шкур снежного барса, соболя, горностая, колонка. По бокам ханского шатра богатейшее убранство — чеканка, дорогие шелка, фарфор с императорским клеймом-тамгой в виде парящего беркута. Для того, чтобы открыть дверь в главную юрту, надо заплатить доллар, а за то, чтобы сфотографироваться в креслах августейших особ — Чингисхана и Бортэ — еще 5 долларов. За фотографии в национальных костюмах-дэгэлах — от 3 до 5 долларов.
Причем в последние три-четыре года прибыльным и особенно престижным считается своеобразная "эксплуатация" женских образов прекрасных и мудрых возлюбленных Сына Неба.
В Улан-Баторе популярностью пользуются респектабельные торговые центры, караоке-бары, фитнес-клубы и салоны красоты, названные в честь Бортэ, Есуй, Кулан и благословенных родительниц императора — Алан-Гоа, Гоа-Марал, Оэлун. Там тратятся немалые деньги как монголками, молодыми и не очень, так и иностранными туристками. Даже модная монгольская косметика — отбеливающие и омолаживающие кремы, гели, бальзамы создаются совместными японо-монгольскими, корейско-монгольскими косметическими фабриками с использованием древних народных рецептов красоты на основе лечебного кумыса, свежего молозива, дарующего очарование и неотразимые белозубые улыбки.
Кстати, родина матери завоевателя мира — Баргуджин-Тухум — наш современный северный Байкал — тоже может претендовать на брэнд колыбели царственного рода. Это подтверждается историческими хрониками, которые известны у нас как "Тайная история монголов", и данными современных историков, археологов, этнографов.
По законам Неба
Жить в гармонии с природой — непреложный закон для степняков. В Монголии широко обсуждалась только что произошедшая таинственная история со съемочной группой английской телекорпорации "Би-Би-Си", начавшей снимать документальный фильм о Чингисхане. По инициативе ретивых подданных британской короны, было спилено священное дерево "Эжин-Модон" — "Мать-Дерево" близ турбазы "Тэрэлж", неподалеку от УланБатора. Вечером того же дня, как только мешавшее массовым батальным сценам дерево рухнуло, разразился ливень, небольшая речка, протекавшая рядом, превратилась в бешеный поток из грязи, камней и смыла лагерь группы, нанеся значительный ущерб. Перепуганные англичане кое-как перетащили оставшееся попорченное имущество в пустыню.
Стремление нанести минимальный ущерб природе выражается как в психологии монголов, так и в способах ведения домашнего хозяйства, а также в рационе народной кухни. Например, по всему Улан-Батору разбросаны уютные, небольшие юрты с рекламными вывесками "Всегда свежий айраг!", где за символическую цену можно отведать разные виды кумыса, бодрящего, с пряно-кислым нежным послевкусием. Небольшой процент алкоголя (2—3%) дает удивительный эффект — сразу появляются силы. Кобылье молоко, вернее сливки, — древнейшее лекарство от сотен недугов. А еще оно дает невероятное чувство сытости — вот где раздолье для отечественных диетологов. Именно в июле-августе монгольские турфирмы продают баснословно дорогие туры в Гоби, Ара-Хангай, Хэнтэй, Завхан, Монгольский Алтай Хубсугул: там проводятся специальные "праздники кумыса", фестивали молочной кухни, привлекающие толпы туристов. За то, чтобы только посмотреть на дойку кобылиц, надо заплатить тысячу долларов, а то и больше, проехав сотню-другую километров по бездорожью на уазике.
Особо горячие туристы обожают посещать, кто бы мог подумать, "монгольское родео". Дети задымленных городов, пленники компьютерной эпохи, жертвы бума мобильной связи буквально теряют голову, кричат, топают, свистят, стонут от восторга, когда вначале юные 9—12-летние наездники укрощают молодых жеребчиков-стригунков, а затем уже подростки повзрослее чудом удерживаются на крупе словно взбесившейся лошади. Столько адреналина они не могли бы получить, смотря по "ящику" гонки "Формулы один" или конкурсы красоты, потому и готовы открывать кошельки, вытаскивать пластиковые карточки для шустрых монгольских хэдлайнеров турбизнеса, всемирно знаменитых фирм "Жулчин", "Номад-Тур" и сотен других.
Кстати, нынче летом в Тунке довелось видеть пример предприимчивости, когда местные конники дают покататься туристам на лошади — 10 минут за 50 рублей. Но пока это робкие шаги по развитию именно этнотуризма. Ведь в том же Аршане, в Жемчуге, Ниловой Пустыни, в местах паломничества состоятельных москвичей, иркутян, красноярцев, а теперь и иностранцев из ближнего и дальнего зарубежья, тоже можно было бы организовать все то, что автор этой статьи смог углядеть за неделю, проведенную в Монголии.
Правда, надежду вселяет долгожданное обещания федеральных пограничных и таможенных служб наконец-то открыть до следующего туристского сезона международный автомобильный переход Монды — Ханх, чтобы не только российские, но и иностранные туристы смогли заезжать на Хубсугул по прекрасной федеральной автотрассе, что пересекает Тункинскую долину, обитель народных святынь и целебных источников. Скорейшее открытие перехода, как нам подтвердил Чрезвычайный и Полномочный Посол России в Монголии Олег Михайлович Дерковский, резко повысит шансы Бурятии и Восточной Сибири стать туристической меккой на карте планеты.
Охота — пуще неволи?
А теперь об одной из неиссякаемых "золотых жил" валютного ручейка в бюджет Монголии. Это охота. За право сделать два-три выстрела в горного барана, косулю или медведя охочие до трофеев толстосумы выкладывают 20—25 тысяч долларов. Сюда входит и оплата транспорта (вертолет, автомобиль, лошадь), услуги проводников, охранников, квартирьеров из местных жителей, стоимость продуктов, прохладительных напитков. Сегодня в Монголии, как нам сообщил глава Представительства администрации Иркутской области в Монголии Валерий Кислов, разрешена охота на волков (круглый год) и отстрел некоторых видов животных, в других странах занесенных в реестры охраняемых видов.
Пока еще, к счастью, Монголия может себе позволить использовать свои природные богатства. Это и выгодно — ведь чем беспощадно вырубать на корню лес, который растет сотню лет, лучше разрешить охотиться на лесных обитателей, достигающих зрелости через 3—4 года, не так ли? Конечно, можно выслушать и другие мнения, но на сегодня лес в Монголии не подвергается столь варварскому уничтожению, как у нас, по вине двуногих хищников. Так продолжается традиция облавных охот древних кочевников, которые берегли беременных маток и беззащитный молодняк по заветам "Великого запрета" предков. Вот и растут рейтинги продаж специализированных охотничьих туров, обеспечивающих наших южных соседей твердой валютой круглый год. В Монголии любители волчьей охоты особенно любят стрельбу с вертолетов.
Тем не менее, прагматизм у монголов сочетается поразительным образом и с бережным почитанием культа волков как мифических небесных псов, благородных, сильных, беспощадных к предателям, признающих волю вожаков.
И напоследок, еще один "эксклюзив" — только для читателей "Номер один" — тысячелетний рецепт блюда кухни чингизидов, "боодог", проще говоря, вкуснейшее "каменное мясо".
"При слове "боодог" практически у всех, кто его пробовал, начинается обильное слюноотделение. Делают "боодог" так: возьмите тушу козленка или барана, отделите голову от туловища, через горловину вытащите внутренности, кости, через нее же внутрь забросьте раскаленные на огне камни, начините диким чесноком, луком и, крепко перевязав горловину, кладите все это в угли костра. Когда дойдет до нужной кондиции, вспорите брюхо, стараясь не пролить чудесный наваристый бульон, осторожно вычерпайте его, подсолите и пейте, предварительно угостив богов и духов местности, а затем отрезайте гостям и себе по куску мяса — изумительно нежного, пропеченного, пахнущего степью, камнями, ручьем".
Улан-Батор, август 2004.
^