27.07.2011
Травятся на озере только пришлые туристы
Вновь дала о себе знать гаффская болезнь озера Котокель. В Турунтаевскую районную больницу поступили трое больных с симптомами смертельной болезни. Зато само озеро все более походит на райский таежный уголок -- в нем кишит рыба, в изобилии водятся утки и прочая живность, которых заготавливают местные жители. \\

Китайский сюрприз \\

Граждане КНР, работники деревообрабатывающего предприятия, отдыхавшие на озере, 16 июля купили рыбу у местных жителей. После трапезы трое из них -- двое мужчин и одна женщина почувствовали себя плохо. Они сразу были доставлены в Турунтаевскую больницу. Оттуда двое, находившиеся в тяжелом состоянии, перевезены в Республиканскую больницу Улан-Удэ. Заместитель главного врача ЦРБ Игорь Шпак сказал, что «пациенты находятся в состоянии средней степени тяжести».

Как заявил Роспотребнадзор по Бурятии, «свое заболевание пострадавшие связывают с употреблением леща, приобретенного накануне и приготовленного самостоятельно на обед 16 июля». По информации Отделения УФМС России по Прибайкальскому району, трое иностранных граждан находились на территории республики и работали легально.

Этот случай вновь заставил вспомнить о гаффской болезни, от которой в 2008 году пострадал 21 человек, один из которых умер. В начале этого года чиновники заговорили о том, что состояние озера улучшается. Оптимистичное настроение поддержало решение о выделении 14 миллионов рублей на проведение работ для оздоровления озера.

Лечение озера \\

Эти деньги должны были пойти на расчистку русла реки Коточик, впадающей в озеро. Напомним, в феврале этого года заместитель министра природных ресурсов Бурятии Эрдэни Цыденов сказал о том, что «ученые рекомендовали дноуглубительные работы для увеличения притока воды в озеро. Из федерального бюджета на эти цели выделено 1,39 миллиона рублей». Но, как выяснилось, эти деньги уже «пришли», и потрачены они на исследовательские работы.

Кроме этого, из федерального бюджета ожидается выделение четырнадцати миллионов рублей для проведения самих мероприятий. Именно они пойдут на расчистку русла рек. Консультант отдела регулирования водопользования и водного хозяйства минприроды РБ Галина Касьянова рассказала, чем это должно помочь озеру: «Представьте, закисает вода в банке. Для улучшения воды надо ее вылить и налить свежую воду».

Местные жители опасаются, что углубление дна в таких промышленных масштабах приведет к обратной реакции. По одной из версий, повышение уровня воды в озере еще больше обострит ситуацию. В общем, как бы то ни было, но необходимы комплексные исследования. Сейчас на озеро периодически приезжают ученые, староста регулярно ловит и отправляет на исследование местную рыбу.

Иммунитет или народная смекалка? \\

Самое интересное в этой истории то, что местные жители продолжают, как ни в чем не бывало, ловить рыбу и употреблять ее в пищу. Причем, без всяких для себя последствий. На расспросы об этом они отвечают, что употребляют в пищу только окуней и сорогу. О том, что лещ -- одна из самых вкусных озерных рыб средней полосы России -- наиболее опасен, удалось установить еще три года назад. И именно лещей съели нынешние больные иностранцы.

Окуни же и сорога оказались безвредными для здоровья человека. По крайней мере, в ближайшей перспективе. К этому выводу местные жители пришли методом проб и ошибок. У кошек и собак, съевших рыбу из озера три года назад, отнимались конечности, в худшем случае они умирали. Но через некоторое время животные стали съедать рыбу без последствий для себя, что и было подмечено жителями. Но леща, в любом случае, жители не едят.

Последний случай показывает, что рыболовы не только сами употребляют рыбу из озера в пищу, но и продают ее незадачливым любителям ухи. Ведь китайские работники не сами поймали лещей, а приобрели ее здесь же, на берегу. На выезде из поселений нет кордонов, которые бы досматривали каждую машину, поэтому нельзя исключать и тот факт, что котокельская рыба не продается где-нибудь на улан-удэнских развалах.

Необязательный карантин \\

Как бы то ни было, о снятии карантина говорить теперь не приходится. Глава Гремячинского поселения Оксана Тришкина рассказала, какие мероприятия проводятся для предотвращения подобных случаев отравления: «С 2008 года, когда все это началось, на озере введен карантин, то есть запрет на все виды деятельности, связанной с озером. Нельзя купаться, плавать на лодке, ловить рыбу и уже тем более употреблять ее в пищу». Но за неимением полномочий официальные лица ничего не могут поделать с нарушителями».

Обнести все озеро колючей проволокой не получится, да и посадить под каждым кустом полицейского с видеокамерой -- тоже. Так что все мероприятия направлены на благоразумие людей. Уже несколько лет на берегу висят плакаты и аншлаги, предупреждающие о карантине. Что, как мы видим, помогает не всегда.

Весной этого года на берегу озера наблюдали множество машин и лодок на самой воде. Причем, практически все -- приезжие. На вопросы сотрудников Рыбнадзора, выехавших на этот водный сабантуй, приезжие ответили, что ловят рыбу «чисто из спортивного интереса». Рыбы за время карантина в озере развелось столько, что, по словам «спортивных рыболовов», только успевают вытаскивать. А пойманную рыбу тут же отпускают. Впрочем, проверить последнее утверждение довольно затруднительно.

Природа без людей \\

Между тем прибрежные села из-за карантина лишились многих рабочих мест, коими их обеспечивали многочисленные турбазы, рассыпавшиеся по берегу. Лишь немногие из них работают, но слухи об опасной болезни распугали большинство туристов. Лишились части своих доходов и местные предприниматели, владельцы магазинов. Жизнь, раньше бившая ключом на этом, курортном когда-то озере, замерла.

В то же время само озеро и его обитатели не только не проиграли от признания озера опасным, но и существенно выиграли. В минприроды отметили, что озеро становится чище благодаря тому, что исчез антропогенный фактор загрязнения. С берега озера исчезли толпы шумных, «диких» и не очень туристов, обычно оставляющих за собой горы мусора. Озеро стало само собой очищаться.

Запретом на рыбную ловлю не преминула воспользоваться живность. Рыбы здесь достигают внушительных размеров, радуя «спортивный интерес» рыболовов. Появились исчезнувшие давно рачки -- бормыш, излюбленная пища рыб и других водных обитателей. В прибрежных камышах появилось большое количество водоплавающих птиц, прежде всего, уток. Правда непонятно, распространяется ли запрет на охоту на птиц, так как они не являются коренными обитателями озера Котокель, хотя и питаются котокельской флорой и фауной.

Владимир Сергеев, «Номер один».
^