03.08.2011
Оправдана юрист мэрии Улан-Удэ, продававшая квартиры умерших
Верховный суд Бурятии отменил приговор по одному из самых громких мошеннических дел в недрах мэрии Улан-Удэ. При наличии квартирных махинаций судьи не нашли материальной заинтересованности чиновницы. \\

Речь идет о сговоре двух должностных лиц, которые, по мнению следствия и суда первой инстанции, незаконно присваивали муниципальные квартиры умерших граждан, не имеющих наследников. Схема была незатейлива до банальности, поэтому две женщины попались уже после двух сомнительных сделок.

«Номер один» писал про это дело еще в июле 2009 г. Как мы тогда писали, придумали эту схему Л.В. Селютина -- юрист правового управления Администрации г. Улан-Удэ, которая курировала правовые вопросы администрации Советского района, и еще одна чиновница -- Г.Ц. Митыпова, главный специалист отдела опеки взрослого населения того же района. Обе дамы имели доступ к решению жилищных вопросов, более того, влияли на решения муниципалитета в отношении квартир.

Служащая в администрации района Митыпова, обладая информацией об одиноких, проживающих в муниципальном жилье, и их родственниках, должна была подбирать квартиры для последующего хищения. Затем вместе с юристом правового управления мэрии Селютиной они искали третьих лиц для составления подложных ордеров, чтобы прописывать их в квартиры как родственников к одиноким людям. После чего юрист мэрии Селютина должна была выступать в судах и подтверждать, что подобранные под «левую» сделку люди проживали в квартире и имеют на нее права.
Первая примеченная квартира по улице Борсоева, 17 «освободилась» в декабре 2007 года. Умерла ответственная квартиросъемщица, одинокая пенсионерка. Клерк Советской администрации Митыпова тут же договаривается со своей знакомой из села Сосново-Озерск Еравнинского района и предлагает ей сделку. Жительница Сосново-Озерска выступает в суде и подтверждает факт совместного проживания с умершей пенсионеркой по ул. Борсоева, 17. Правоохранительные органы дали схеме статус «преступного сговора с целью хищения».
Далее все просто. Обладая полномочиями и связями, юрист правового управления мэрии Селютина организовывает приватизацию квартиру на подставное лицо из Еравнинского района, а потом продает. Сумма сделки от продажи захваченной квартиры составила 1,2 миллиона рублей.
В том же июне 2008 года нашлась еще одна квартира, также на улице Борсоева, но в доме № 3. Там с жильцом была несколько иная проблема, поскольку одинокий пенсионер умер пару лет назад, в 2006 году. Однако г-жа Селютина, как констатируют органы следствия, «изготовила поддельный договор социального найма от 4.04.2008 г., указав в качестве основания выделения жилья решение Советского районного суда от 15.09.2007 г.». Квартиру получила знакомая -- некая Леонова.
После совершенной операции подставное лицо Леонова отправилось в сторону, дабы не мешать. Но перед этим по мнимой сделке продала квартиру сыну Селютиной.
По данным фактам в отношении Митыповой, Селютиной, Леоновой возбуждено было уголовное дело по статье 159, части 4 -- «Мошенничество в особо крупных размерах».
Как отмечают правоохранительные органы, «расследование проводилось в условиях активного противодействия со стороны защиты, которая обжаловала практически все решения и действия предварительного следствия. Также сторона защиты максимально использовала возможность направления жалоб и обращений в МВД Бурятии в целях отвлечения сотрудников от разработки».
Так или иначе, но в отношении Митыповой дело было приостановлено в связи с ее болезнью. Оставались Селютина и Леонова. В апреле 2011 года Советский райсуд признает их виновными и приговаривает, в частности, бывшую чиновницу Селютину к 4 годам лишения свободы условно.
Однако в июне 2011 года Верховный суд Бурятии отменяет приговор в отношении Селютиной. Основанием для возвращения уголовного дела обратно на представительное следствие явилось не указание материальной заинтересованности Селютиной в совершении преступления. Кроме того, по мнению Верховного суда, не доказана была согласованность действий между Селютиной и Леоновой.
Такой вердикт Верховного суда Бурятии поставил в тупик правоохранительные органы. Как констатируется: «В настоящее время в связи с невозможностью выполнения данных указаний уголовное дело не может быть повторно направлено в суд».
Виктор Золотарев, «Номер один».
^