17.08.2011
Еще в начале 2000-х тараканы в массовом порядке покинули квартиры улан-удэнцев, впрочем, как и жителей других регионов России. Заодно с ними пропали и клопы, крысы и даже майские жуки.
Тогда же был выдвинут ряд гипотез их внезапного исчезновения, как то: последствия нерачительного отношения к природе, плохая экология; рост числа евроремонтов с применение ядовитых синтетических материалов; высокочастотная сотовая связь и радиация, излучаемая бытовой техникой, в частности микроволновками, мобильными телефонами. Другие ссылались на эффективность ядохимикатов нового поколения, а также изобилие в рационе человека генно-модифицированных продуктов.

Среди гламурных теорий затерялись слова ведущего энтомолога страны, профессора биофака МГУ Дмитрия Жужикова, который уверял, что поведение тараканов напрямую зависит от общественно-социальной жизни страны.

«Таракан или любое другое синантропное животное очень чутко реагирует на перемены в жизни человека. Общества в целом. Изменения в экономике, социальном и политическом устройстве задевают их не меньше человека… К середине десятилетия в России перемены этих факторов, резкий рост благополучия, вынудили природу отступить. Наступление цивилизации вызвало депопуляцию тараканов. Но стоит нам сделать шаг назад, как они вернутся», -- говорит ученый.

И вот этот шаг назад, похоже, был сделан. Если верить необычной гипотезе ученого, то неужели тараканы почувствовали спад экономики и благополучия людей и решили снова завоевать место под солнцем? Ведь несмотря на заверения властей и официальной статистики о том, что «жить стало лучше, жить стало веселей», на самом деле за чертой бедности сегодня живет чуть ли не каждый второй житель страны. И не ждет ли нас очередной «кризис»?

«Идеальное условие для нашего таракана -- это катаклизм. Огромный скачок численности, можно сказать, на моих глазах был после войны. Кругом разруха, антисанитария. В тучные застойные годы -- фиксировался некоторый спад. Затем перестройка, девяностые -- и снова вверх. Сегодняшний кризис тоже имеет свойства катаклизма. Людям уже не до тараканов. Появляется терпимость к соседству с ними», -- уверяет Дмитрий Жужиков.

Василиса Шишкина, «Номер один».
^