25.08.2004
Улан-удэнец Булат Дашинимаев, ценой собственного здоровья выбивший причитающуюся ему квартиру, теперь вынужден околачивать пороги "Энергосбыта" и "Улан-Удэнской управляющей компании" в попытках добиться правды. Бывший участковый, получивший жилье за заслуги во время службы, пытается отстоять право не платить за то, чего он не покупал. Его правоту все признают, но свет все равно перерезают.
На тропу войны с овчаркой без намордника
Предыстория этой эпопеи уходит в 1999 год, когда администрация Железнодорожного района провела конкурс "Лучший по профессии" среди участковых инспекторов местного отдела милиции. По его итогам победителем вышел майор Булат Дашинимаев, наградой которому стала квартира. Обещанный приз, вернее, ордер на квартиру в поселке Орешкова на улице Сосновой он получил спустя год с лишним. Но это событие, довольно радостное для семьи из пяти человек, обернулось для улан-удэнского Анискина годами судебных тяжб, хождений по различным инстанциям, двумя инфарктами, из-за которых он вынужден был уволиться из органов и оформить инвалидность.
Итак, в апреле 2001 года Булат Цыренович получил в администрации района вожделенный ордер и собрался заселяться в подаренную квартиру. Пришел он туда в конце месяца, перед праздником 1 мая. Дверь ему открыл мужчина бомжеватого вида, который согласился с доводами визитера и посоветовал прийти после праздника, когда жилплощадь будет освобождена.
Как позже выяснится, квартира представляла из себя довольно убогую картину: кроватные сетки без постели, везде голубиный помет, соответствующие запахи и все подобное. Видать, прежний хозяин с собутыльниками вел далеко не ангельский образ жизни. Ну, да ладно, речь не о нем. Когда же участковый пришел четвертого мая в оговоренное время, навстречу Дашинимаеву вышла возмущенная женщина по фамилии Равкова. Грозность ей добавляла рвущаяся с поводка овчарка. В ответ на объяснения инспектора о законном желании вселиться в квартиру дама стала громко ругаться и в качестве аргумента в твердости своих намерений спустила собаку. Мол, никуда отсюда не уйду, я здесь хозяйка. И плевать хотела на ордер драный. Будем судиться.
Кто получил ордер, тот и платит?
Теперь местом встреч противоборствующих сторон на целых полтора года стали залы судов разных инстанций. Равкова писала жалобы куда только можно было, чуть ли не в Страсбург, описывая свое "незавидное" положение, и при этом не забывая упоминать своего оппонента в самых "корректных" формах. Однако Фемида неизменно была на стороне законного претендента на жилье — Дашинимаева. 28 февраля 2002 года участковый инспектор на основании решения Верховного суда республики получил исполнительный лист, с которым направился в департамент судебных приставов. Сотрудники этого ведомства попросили Равкову добровольно освободить жилплощадь. Та с руганью, но все же выполнила требования представителей власти.
Дашинимаев наконец-таки вошел в квартиру полновластным хозяином. Казалось бы, живи да радуйся торжеству закона, дыши полной грудью. Но теперь очередным препятствием для победителя конкурса вместо одной женщины стали сразу две организации — "Энергосбыт" и "Улан-Удэнская управляющая компания".
Дело в том, что за время своего самоуправного проживания в квартире отчима гражданка Равкова задолжала за свет 1384 рубля, за коммунальные услуги — более 7 тысяч. Погашать их она вовсе не собиралась, сославшись, видимо, на своего противника. Мол, раз заселился, пусть платит. Дашинимаев после долгожданного заселения электросчетчик нашел не в щитке, где ему положено находиться, а в шкафу. Как законопослушный гражданин, он понес его в "Энергосбыт", объяснил свою историю. Счетчик попросили сдать на экспертизу. По базе данных предприятия выявился долг прежнего жильца. Булат Цыренович пояснил, что надо составить акт, потому что энергия потреблялась напрямую, а главное, не им.
Начались хождения в эту организацию с ворохом документов, полностью отражающих историю вокруг призовой квартиры на Сосновой. Работники "Энергосбыта" каждый раз принимали документы, копировали, заверяли, что передадут в суд. Странно, но после этого начались хронические отключения в квартире, хотя Дашинимаев за собственное потребление электроэнергии исправно платил. Два года милицейский пенсионер курсировал между домом и "Энергосбытом", доказывая незаконность их действий. Как сейчас выясняется, по входящим журналам принесенные им документы зарегистрированы не были. После очередного отключения и дискуссии в "Энергосбыте" в феврале этого года Булат Цыренович заработал второй инфаркт. Такая же история и с "Улан-Удэнской управляющей компанией", которая до сих пор грозит отключением горячей воды. Хотя и там предоставлены документы: судебные решения, ордер и многое другое. Логической развязки эпопея с квартирой в Орешково не получила до сих пор.
Вместо послесловия. Любая реформа, а тем более ЖКХ, по своему первоначальному замыслу призвана работать во благо народа, а не наоборот. Булат Дашинимаев совершенно разуверился в этой идее, и теперь разговоры на данную тему вызывают у него только изжогу. Когда же наконец чиновники МУПов соизволят решить его проблемы, если это вообще в их силах? А может, они ждут третьего инфаркта?
^