31.08.2011
Все чаще жители Улан-Удэ стали обращаться в СТО с жалобами на неполадки, которые провоцирует некачественное топливо.
-- За последние три дня к нам обратилось примерно десять человек -- это довольно много. Как специалист могу сказать, что бензин в нашем городе некачественный. На мой взгляд, 95-й бензин -- это тот же 92-й, но с кучей присадок, которые повышают октановое число. Кроме этого, бензин еще и разбавляют, -- говорит Евгений Николашин, специалист сервисного центра «Доктор Авто».

Как оказалось, проверить, что продается на заправках Улан-Удэ, сейчас невозможно. В Бурятии уже 6 лет никто не контролирует качество автомобильного топлива. Когда-то существовала нефтяная инспекция, которая брала пробы со всех автозаправок два раза в месяц. Но инспекция была упразднена еще в 2005 году.

-- При существовании инспекции было больше порядка, и качество бензина было лучше. Если топливо не соответствовало параметрам, то его изымали из торговли. За продажу некачественного бензина предусматривалась административная ответственность, и предприниматели относились к этому серьёзно, -- рассказывает Андрей Чистяков, в свое время, при существовании нефтяной инспекции, занимавший должность главного инспектора.

Однако и в то время все было не так уж радужно.

-- При существовании инспекции наш Республиканский аналитический центр выполнял регулярную лабораторную функцию. Могу сказать, что результаты были не очень хорошие. В бензине часто превышалось количество смол и серы, -- говорит Владимир Щербаков, директор Республиканского аналитического центра.

То есть даже при существовании контролирующих органов топливо было плохое, а в настоящее время оно, скорее всего, еще хуже. Кстати, в этом году закрылась единственная независимая лаборатория, которая могла анализировать пробы бензина. Когда существовала нефтяная инспекция, лаборатория работала в полную силу. После упразднения инспекции -- только давала экспертное заключение в спорных или судебных делах. Но содержать оборудование ради одной-двух проб в месяц руководство посчитало экономически не целесообразным и закрыло лабораторию. Теперь узнать, что именно вы заливаете себе в бензобак, вообще не получится.

Ирина Ревенская, «Номер один».
^