25.08.2004
В середине августа послушная Кремлю Государственная Дума без шума и пыли приняла сразу в двух чтениях последние поправки к законам о местном самоуправлении. Уже можно говорить о революционных преобразованиях, которые ждут нас уже с начала следующего года. Слово "реформы" россияне привыкли отождествлять исключительно с негативными явлениями в собственной жизни. Возможно, с этим связано то, что нигде толком власть не говорит о том, что сейчас проводится сопоставимая по масштабам с приватизацией и либерализацией начала 90-х государственная реформа.
На поверхности же видна лишь верхушка айсберга. А именно — натурализация льгот, замена их денежными пособиями. Между тем воспринимать эту затею отдельно от собственно айсберга было бы глупо. Случай с "Титаником" тому наглядный пример. Айсберг — это не его верхушка, несмотря на малые размеры видимой части, он вас все равно достанет.
Натурализация льгот — часть реформы по разграничению государственных полномочий между федеральным центром, региональными властями и местным самоуправлением. Но и эта реформа — часть более всеобъемлющей реформы госуправления страной. Нормативные акты, реформирующие вышеперечисленные сферы, даже принимаются единым пакетом, подчиняясь некоей своей внутренней логике.
Существующая государственная управленческая система, несмотря на обилие множества новых вывесок — это, по сути, плохо смазанная советская система. Эффективность советской системы управления на ее излете вызывала даже у обывателя скептическую ухмылку. И это при относительной стабильности того времени. В современных условиях эта система и вовсе не способна на сколько-нибудь разумную и полезную деятельность.
Примером может послужить широко разрекламированный стабилизационный фонд государства, аккумулирующий средства от высоких цен на нефть. Страна складывает нежданно упавшие в связи с мировой конъюнктурой дополнительные деньги в кубышку, ссылаясь на то, что эти средства — "на черный день". Здравый смысл, однако, подсказывает, что разумнее эти средства было бы потратить сейчас так, чтобы "черный день" не наступил вообще. Проблемы страны известны, известны и более или менее приемлемые пути решения этих проблем, есть даже деньги, которые в общем-то в данный момент не особо нужны и которые можно потратить на будущее. Но здравый смысл тонет в череде ведомственных и межведомственных согласований. Там, где правая рука не знает, что делает левая, о какой-либо осмысленной деятельности речи быть не может. Вот и сложили деньги от греха в кубышку, что проще всего, а для пущей важности кубышку назвали "стабилизационный фонд".
Рискнем быть оптимистами. Реформа госуправления направлена на формирование более эффективной властной структуры. Реформируется сейчас практически все, где присутствуют государство и его функции. Нет ни одного ведомства, которое бы с замиранием сердца не следило за последними слухами и новостями из Москвы.
В числе прочего, изменится и Улан-Удэ. Точнее, внутренние механизмы властных полномочий городской администрации и взаимоотношения мэрии с республиканскими и федеральными властями. Муниципалитет поэтапно станет менее зависим от влияния республиканских властей. Согласно всем нововведениям, мэр Улан-Удэ гипотетически даже станет полностью независим и от республиканского правительства и от Москвы.
Сейчас у республиканских властей есть действенный рычаг влияния на город — консолидированный бюджет. Республика может дать, а может и не дать денег. Город же может молча утереться, а может и поворчать. На этом независимость местного самоуправления, продекларированная Конституцией страны, исчерпывается. Фактически это означает, что нет у нас местного самоуправления, а есть лишь его видимость.
С 2005 года в несколько этапов средства, положенные на работу муниципалитета, будь то собственные доходы, помощь федералов или республиканских властей, переведутся в полную муниципальную собственность, распоряжаться которой муниципалитет будет по собственному разумению, не оглядываясь ни на кого.
Мало того, отдельные поселения, где проживает более одной тысячи человек, смогут в заявительном порядке организовывать собственный муниципалитет со своим мэром, бюджетом, налогами и полномочиями. Государство в лице республиканских или федеральных властей по закону обязано будет помогать этой местной инициативе. Вот, скажем, деревня Верхний Жирим, в которой де факто сложилось вполне самодостаточное местное самоуправление (наша газета писала об этом), может оформить свое существование юридически. И получить от государства некоторые властные полномочия. Такие, как введение местных налогов, издание полноценных законодательных актов или организация законных отрядов правопорядка.
Сложно себе представить политический пасьянс будущего, в котором бы местная власть, власть в районах и поселениях была бы настолько независима от государства в главном — в деньгах. Равно как и невозможно предугадать, как скажется на нашей жизни замена льгот денежными пособиями. Одно можно сказать точно: жизнь изменится очень сильно.
^