12.10.2011
Военные объявили парня, открывшего генеральскую дорогу простым людям, невъездным.
Военные объявили парня, открывшего генеральскую дорогу простым людям, невъездным.

Как уже писал «Номер один», самая лучшая дорога в поселке Сосновый Бор, которую отремонтировали к приезду Дмитрия Медведева и Ким Чен Ира, была по непонятным причинам закрыта. Но эта возмутительная история получила самое неожиданное продолжение.

Бунтарь

Дорога для избранных, или «генеральская» дорога -- так окрестили местные жители запретную для них зону. Простым смертным приходится ездить в объезд, делая ненужный крюк по плохой дороге. Зато генералы и прочие «большие люди» ездят по дороге беспрепятственно. Возмущению жителей нет предела. Собрав подписи, граждане обратились в военную прокуратуру. Но дорога закрыта вот уже больше месяца, и никто ничего не может поделать.

И вдруг среди жителей Соснового Бора нашелся один бунтарь. Дмитрий Ткаченко решился на отчаянные меры. С помощью лебедки и своего автомобиля он убрал бетонный блок, преграждающий путь к генеральской дороге, и перегородил им другую дорогу, ведущую в коттеджный поселок, где живет начальник гарнизона.

- Закрыли дорогу хорошую, открыли для машин ту, по которой дети пешком в школу ходят. И я по ней ходил когда-то в школу, здесь женщины с колясками гуляют. Я решил выразить свое недовольство вот таким способом -- тоже им перегородил дорогу, -- говорит Дмитрий.

Правда, молодой человек не учел того, что все происходящее запечатлела камера наблюдения. Новоиспеченного партизана военнослужащие вычислили по номеру автомобиля и срочно пригласили на беседу.

- Меня чуть ли не террористом называли. Начальник гарнизона дал приказ меня сфотографировать. Сопротивляться я не стал, -- рассказывает молодой бунтовщик.

Люди поддерживают

После этого на КПП появилось объявление с приказом Дмитрия на территорию поселка не пускать. С Дмитрием поступили так же, как фашисты поступали с партизанами, чьи имена и фото развешивались на всех столбах. Не хватает только позорной таблички: «Разыскивается за сопротивление оккупационным войскам». Сам Дмитрий себя правонарушителем, конечно, не считает:

- Хулиганом себя не считаю. Притом что командующий гарнизоном сам поступил как хулиган. Он неправомерно закрыл дорогу людям! Не пропускать нас он не имеет права! - уверен Дмитрий.

Стоит отметить, что в поселке в основном живут люди, которые боятся даже поставить подпись под обращением в прокуратуру, не то что выразить открыто недовольство против руководства гарнизона. Ведь все жители поселка живут под его началом. А ну как выселят? Поэтому поступок Дмитрия, несмотря на то, что вроде бы никакого результата не принес, воодушевил жителей. А из-за того, что его фото было вывешено на всеобщее обозрение, он прославился вдвойне. С Дмитрием здороваются на улице незнакомые люди, выражают одобрение, поддерживают, восхищаются.

- Люди приняли на ура. Водители такси бесплатно меня возят. Все узнают по фото, говорят, поддерживаем тебя. Благодарны все, -- улыбаясь, говорит народный герой.

«Если надо, повторю»

В принципе, Дмитрий не отрицает возможности, что в знак протеста даже готов вновь повторить сделанное. Потому что, чтобы очистить путь, военнослужащим пришлось основательно повозиться. По свидетельству очевидцев, этим делом занималась целая команда: два полковника, несколько солдат, оперативный дежурный. Все вместе мучились над тяжеленным камнем, тащили его тросом -- в общем, суетились вокруг препятствия несколько часов.

Тем временем в поселке с дорогами стало еще хуже. Недавно, кроме «генеральской», была частично закрыта и вторая альтернативная дорога. Объездной путь стал еще длинней. Машины вынуждены ездить по тротуарам. Можно сказать, что теперь в поселке вообще не осталось дорог.

- Объездной путь у нас увеличился еще километров на пятнадцать. Машины ездят по тротуарам, по которым дети ходят в школу. Бордюрные камни повсюду развалились. Газоны испорчены. Нам скоро вообще негде будет ездить! - возмущаются местные жители.

Плюс ко всему в поселке закрыты детские сады. Минобороны снимает с себя ответственность за них, но городу пока они не переданы.

Василиса Шишкина, «Номер один».

^