12.10.2011
Министр сельского хозяйства Александр Манзанов считает, что крупные сельхозпроекты, которые начаты в Бурятии, позволят не только накормить республику собственными продуктами, но и станут работать на всю Сибирь и Дальний Восток. А проекты «народные» и небольшие решат проблему безработицы на селе. Государство будет одинаково помогать всем.
Министр сельского хозяйства Александр Манзанов считает, что крупные сельхозпроекты, которые начаты в Бурятии, позволят не только накормить республику собственными продуктами, но и станут работать на всю Сибирь и Дальний Восток. А проекты «народные» и небольшие решат проблему безработицы на селе. Государство будет одинаково помогать всем.

- Министерство в его нынешнем виде в большей степени ассоциируется с крупными и шумными проектами, запускаемыми с помощью госгарантий. Как сейчас обстоят дела с наиболее весомыми из них?

- Отмечу три наиболее крупных, которые были на слуху.

«БИГ Вайт» – проект, предусматривающий строительство молочно-товарной фермы на 1200 голов с госгарантией на 79 миллионов рублей.  В данный момент идет корректировка ПСД (проектно-сметной документации), подготовлена строительная площадка. Построены силосные траншеи в капитальном исполнении. В рамках республиканского лизинга поставлена техника на сумму порядка 150 миллионов рублей. «БИГ Вайт» участвует в посевной кампании, ежегодно увеличивая свой «клин». Сейчас мы совместно с предприятием готовим заявку в Росагролизинг в связи с дальнейшим развитием проекта на 1 миллиард рублей.

С Росагролизингом мы работаем в рамках соглашения между Бурятией и этой компанией. Это единственный случай, когда подобное соглашение подписывается компанией с субъектом федерации. В рамках этого соглашения республике предоставлено право реализовывать проекты посредством федерального лизинга на срок до 10-15 лет. При базовом сроке для остальных субъектов в 8 лет. Ставка по скоту, приобретаемому в лизинг, - 1,8 процента годовых. По технике в лизинг - 2,6 процента годовых по отечественной технике или импортной, не имеющих аналогов, и 7-10 процентов - по коммерческому лизингу.

По проекту АПК «Великое Озеро» и строительству птицефабрики. При сохранении прежнего инвестора, к сожалению, сменилось уже две команды управляющих менеджеров. С третьей командой мы контактируем. На сегодня идет корректировка ПСД и привязка объекта к новому месту строительства. При этом с мая 2011 года мы начали официальную переписку с инициаторами проекта о скорейшем использовании госгарантии. Иначе мы воспользуемся правом отзыва.  

По свинокомплексу «Восточно-Сибирский». Проект получил госгарантию на 627 миллионов рублей. Положительное решение на кредитование получено от Сбербанка России. Сумма проекта - чуть более 3 миллиардов рублей. Открыта кредитная линия в Сбербанке на 2,4 миллиарда рублей. Это самый крупный проект в АПК Бурятии.

На сегодня, наряду с вложением собственных средств, идет выборка кредитных ресурсов. Работы на объекте идут с опережением согласованного графика. Происходит монтаж зданий и корпусов. До холодов инициатор проекта планирует закрыть тепловой контур, а зимой приступит к монтированию оборудования внутри зданий. Уже произведена оплата части маточного поголовья, которая поступит на свинокомплекс в марте будущего года. Напомню, «Восточно-Сибирский» рассчитан на 70 тысяч голов единовременного содержания. До сих пор предприятие собиралось работать на полностью завозных кормах.

- У Бурятии есть проблемы по кормам?

- На сегодняшний день уборка кормовых практически завершена. Корма заготавливались на площади около 450 тысяч га. Обеспеченность кормами на предстоящую зимовку должна превысить 9 ц кормовых единиц на одну условную голову, это примерно на 15 % больше, чем в прошлом году.

Но, к сожалению, только  30 тысяч гектаров пашни, задействованной под кормовыми культурами, мы обрабатываем по новой технологии с понятной себестоимостью урожая. Этого мало. Кормоемкие производства -- птицефабрики и свинокомплексы - обеспечить собственными «конкурентоспособными» кормами мы сегодня не сможем. Поэтому по подобным проектам мы рассчитываем резервные варианты обеспечения кормами - настраивая логистику из-за пределов республики.

- Некоторое время назад правительство Бурятии широко обсуждало и ставило в пример на всю Россию хоринский опыт работы в сельском хозяйстве, когда бывшие безработные стали успешными бизнесменами. Как там обстоит дело сейчас?

- Да, хоринский опыт - это один из самых удачных проектов по использованию в полной мере возможности господдержки. Около 150 человек воспользовались государственной поддержкой -- 58 тысячами рублей на каждого безработного для открытия своего бизнеса. Закупили сообща технику, чтобы заняться предпринимательской деятельностью. Так появился агрохолдинг «Хоринский». Затем они воспользовались господдержкой через Агентство по промышленности и предпринимательству Бурятии. Увидев потенциал и активы, ему стало помогать и наше ведомство, также через ряд программ. На сегодня предприятие вполне успешно. Более того, рядом стоящий совхоз Верхне-Талецкий не справляется. Сейчас менеджеры двух предприятий ведут переговоры об объединении.

- Скорее, уж о поглощении?

- Можно и так сказать. Более того, бывшие хоринские безработные, а ныне агрохолдинг, подали заявку в Росагролизинг.  Планируют на базе холдинга разместить машино-тракторный комплекс (МТК). Таким образом, агрохолдинг, кроме обеспечения собственных нужд, сможет оказывать услуги прочим фермерам. Также мы планируем, что МТК будет работать круглогодично, поэтому в линейку подбираемой  техники войдет коммунальная, дорожная и строительная техника.  

- В других районах подобных успешных проектов нет?

- Сейчас, когда основные федеральные программы по поддержке занятости населения уже прошли, можно говорить об уникальности проекта. Согласно статистике, по 58 тысяч на развитие своего бизнеса получили около двух тысяч безработных селян. По последним данным, более половины из них не производят продукции. Но это прогнозированные риски и потери. Не все способны заниматься бизнесом.

- Между тем, даже у работающих сельчан экономическое положение оставляет желать лучшего…

- Сегодня средняя заработная плата на селе составляет 6800 рублей, совсем недавно она была 4500. При средней зарплате по Бурятии порядка 19 тысяч. Отставание налицо, но темпы роста заработной платы на селе в два-три раза опережают темпы зарплаты по экономике в регионе. Это хорошая тенденция, которую мы постараемся сохранить.

- Переработка в сельских районах по-прежнему в приоритете министерства?

- К, сожалению, предпринимательская активность в районах разная. Бывает так: есть предприятие переработки в районе, но вокруг него планируют открыть еще несколько подобных цехов. Заранее можно предполагать острый дефицит сырья, того же мяса под производство полуфабрикатов, к примеру. Наша задача - территориально разместить объекты переработки и увязать с сырьевой базой в том или ином муниципальном образовании. Например, сейчас настоящий бум в Кяхтинском районе. Все заточены на монгольское сырье. Но прошлый год показал: хоть монгольское мясо и дешевое, но бывают проблемы по ветеринарии. Год был карантин. Все -- от самых мелких игроков до крупных, включая «Бурятмяспром» - испытывали серьезный дискомфорт.  

В общем, исходя из свободных земельных участков, мы распланировали размещение проектов под то же животноводство, растениеводство, овощеводство. Сверху наложили карту возможного размещения объектов переработки с учетом наличия земли и сырья. К 2020 году мы, кроме продовольственного зерна, должны выйти  на некий баланс производства и потребления основных видов продукции в Бурятии, в том числе в районах.

- Возвращаясь к крупным сельхозпроектам… Крупные минусы налицо – высокие энергозатраты, логистика, климат, высокая себестоимость и прочее. Тогда какой смысл крупному бизнесу, тем более иногороднему, входить в регион?  Какие плюсы?

- Мы в 2010 году завезли из-за пределов Бурятии почти 40 тысяч тонн мяса, 67 тысяч тонн молока и молочных продуктов. 120 миллионов штук яиц. 18 тысяч тонн овощей. Исходя из этих цифр, мы видим, что внутреннее потребление республики покроет производительные мощности любого нового проекта на территории Бурятии. Рынок сбыта искать не надо.  

Кроме того, основное сельскохозяйственное производство в России ограничено в сторону востока Красноярским краем и частично Иркутской областью. Яйцо везется из Красноярска и Иркутска, далее только в Благовещенске и Нерюгри – небольшие фабрики. Мясо бройлера – Ангарск, Братск, Иркутск, и далее в сторону Приморья ни одной птицефабрики. Крупных свинокомплексов за Красноярском – ни одного. В общем, за Байкалом и далее ниша такая, что ее всем хватит. Самое главное -- своевременно ее занять.

Да, риски для сельскохозяйственного бизнеса в Бурятии существуют. Например, мы обладатели низкопродуктивной пашни. У нас 1 процент гумусности, при 10-12 в средней полосе России, в Иркутске – 5, в Чите – 3. Продуктивность наших полей несравнима с другими регионами.

Но мерами государственной поддержки мы минимизируем эти риски. Компенсируем затраты на мелиорацию, чтобы не зависеть от погодных условий. Компенсируем приобретение энергонасыщенной широкозахватной техники, таким образом, повышаем эффективность производства на земле и снижаем себестоимость. Компенсируем бедность нашей земли 50-ю процентами на приобретение минеральных удобрений, средств химической защиты и так далее. Аналогичные меры есть и в животноводстве, и переработке.

Поэтому государственные меры поддержки сельского хозяйства в Бурятии значительно выше, чем в более благоприятных природно-климатических субъектах. Возможное удорожание себестоимости продукции и цены для потенциального инвестора мы минимизируем такими мероприятиями. Поэтому и стали возможны крупные проекты, о которых мы с вами говорили в начале беседы.

- В ближайшее воскресенье – День работника сельского хозяйства и перерабатывающей промышленности. Поздравите коллег?

- Конечно. Желаю всем работникам сельского хозяйства и вообще всем сельским жителям Бурятии крепкого здоровья, удачи, семейного благополучия, достатка и стабильной, успешной работы.

Беседовал Артем Самсонов, «Номер один».




^