01.09.2004
"Магазинов", где товаром является процедура усыновления детей-сирот, в Бурятии уже 10. Восемь американских, одно итальянское и одно испанское агентство оказывают услуги иностранным гражданам по оформлению усыновления сирот. Два последних года этот специфический бизнес начал развиваться очень быстрыми темпами.
"Иностранцы не так придирчиво относятся к выбору ребенка, как наши соотечественники, — говорит Анна Ветрова, педагог Республиканского Центра по семейному устройству детей-сирот. — Они почти не смотрят, что у одного ребенка уши не там растут, а у другого цвет глаз неподходящий. За рубежом существует просто культ семьи, им зачастую неважно, как ребенок выглядит, болен он или здоров. Для них главное, чтобы он был".
Здоровые дети на Запад не попадают
Спрос на координаторов-посредников, осуществляющих всю бумажную работу на месте, заметно увеличился. Для того, чтобы усыновить ребенка, необходимо обойти немало инстанций, тем более, если будущие родители являются иностранцами, но, тем не менее, интерес американцев и итальянцев к российским детям неуклонно растет. В 2001-м году свои новые семьи за границей нашли всего 25 детей. А в прошлом году иностранными гражданами было усыновлено уже 39 детей из Бурятии.
По словам Анны Ветровой, социального педагога Республиканского Центра по семейному устройству детей сирот и детей, оставшихся без попечения родителей при Министерстве образования и науки РБ, сегодня сказать о повальном международном усыновлении нельзя, но все-таки рост наблюдается. Причем в базу данных оператора по международному усыновлению здоровые дети уже практически не попадают, здесь все строится по следующему принципу: всех здоровых необходимо постараться оставить в родной стране, детей с отклонениями, которых уже никто не пожелал усыновить в республике или России, направляют в международный банк данных.
Сегодня от Бурятии в общем банке усыновления состоят 160 детей, находящихся в домах ребенка "Аистенок", "Малышок" и кадетском корпусе.
— Эта работа начинается еще в роддоме, — рассказывает Анна Ветрова, — сначала данные ребенка, от которого отказалась его мама, находится месяц в базе данных органов опеки, если через месяц не нашлось родственников, желающих усыновить новорожденного, документы направляются в органы республиканского значения и через этот же срок афишируются на федеральном уровне. Как раз здесь больше всего происходит усыновлений. Те дети, которые остались неусыновленными на федеральном уровне, переходят в международный банк. Как правило, здесь остаются дети с достаточно серьезными отклонениями в здоровье, — рассказала Анна Ветрова.
Здесь подключается к работе многочисленные международные агентства.
— Слухи о том, что международным усыновлением занимается кто попало, сильно преувеличены, — считает социальный педагог Центра по семейному устройству детей сирот.
Для того, чтобы агентству получить международную аккредитацию и свидетельство, необходимо иметь письменные разрешения от шести инстанций государственного уровня, среди которых и Министерство образования, и Минюст, и Минздрав. Ни одно учреждение не должно иметь ни малейших претензий и нареканий к будущему агентству. Кроме этого, если вдруг за время работы агентства произойдет несчастный случай и усыновленный ребенок погибнет, независимо, от несчастного случая или в следствии врожденной болезни, у агентства сразу же отбирается аккредитация и его деятельность прекращается.
— За двенадцать лет международного усыновления, с того момента, как Россия присоединилась к Гаагской конвенции, было всего шесть случаев гибели детей. При том, что из нашей страны ежегодно уезжает около шести тысяч усыновленных детей, — пояснила Анна Александровна
Только идеальные иностранцы
Сами иностранцы также должны предоставлять $.ab b.g-. толстый пакет документов для усыновления. Кроме уймы врачей и декларации о доходах за двенадцать месяцев, американцы собирают подписи от полицейских всех штатов и естественно, там не идет речи ни о какой подписи, если в банке данных полиции будущий усыновитель привлекался за нарушение правил дорожного движения или был пьяным за рулем. Чтобы подойти всем требованиям закона, иностранец должен быть просто идеальным человеком: законопослушным, материально обеспеченным и хорошим семьянином.
Подготовив все документы, направив их на рассмотрение в Центр по семейному устройству детей сирот, иностранцы, как правило, ждут несколько месяцев и в конце концов, познакомившись с ребенком лишь по фотографии, приезжают на первую встречу.
— Я понимаю нерешительных и робких иностранцев, которые заходят в наш кабинет впервые, — рассказывает Анна Ветрова, — сами представьте, вы приезжаете в чужую страну и хотите найти здесь для себя сына. Они очень волнуются и, я думаю, заранее любят своего ребенка.
Предоставив все документы, иностранные усыновители направляются в дом ребенка, там происходит первая встреча будущих мам и пап со их сыном или дочерью. По словам работников Центра по семейному устройству, были случаи, когда дети не желали идти к новым родителям и те, потратив уйму времени и денег, уезжали ни с чем. Но чаще всего иностранцы усыновляют совсем еще маленьких детей, которые мало отличают чужих от своих, поэтому все заканчивается благополучно.
Родители, ознакомившись с документами ребенка — медицинской картой, описанием возможных заболеваний, истории того, как он попал в дом ребенка, — уезжают на родину. Там они ждут приглашения на заседание суда по решению вопроса усыновления. В России только Верховный суд вправе давать такие заключения. После его заседания и вынесения вердикта о разрешении усыновить гражданина России, ребенок навсегда отправляется за границу.
— Многие считают, — продолжает рассказывать Анна Александровна, — что дети, уехав в чужую страну, полностью начинают зависеть лишь от произвола новых родителей. На самом деле это далеко не так.
За детьми следит МИД
В течении нескольких первых лет семью с усыновленным ребенком навещает социальный работник, аккредитованное агентство ставит ребенка на учет в российское консульство. Сначала каждые полгода, затем раз в год в Центр по семейному устройству детей-сирот Министерства образования Бурятии приходят нотариально заверенные отчеты, в них на английском и русском языках полное описание режима дня ребенка, его окружения, то, как он получает образование, отдыхает, обязательно фотографии, на которых ребенок в окружении своих близких. Как правило, через год—два бывшего российского детдомовца со страшным анамнезом уже трудно отличить от настоящего холеного американца.
Нередко звучит мнение, что занятие посредничеством в международном усыновлении детей — антигуманное дело. Якобы нельзя, чтобы российских малышей увозили из нашей страны и необходимо любыми способами стараться оставлять наше будущее в пределах родины. В ответ на такие рассуждения специалисты Центра по семейному усыновлению детей сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, говорят:
— Вы сходите в детдом, посмотрите, во что одеты наши дети, как питаются и сколько им может уделить времени даже самый внимательный воспитатель. Порою дети настолько больны с рождения, что становится понятно — в нашей стране такому человеку одна дорога — в дом инвалидов. Если мы сами бросаем своих детей прямо в роддоме, что страшного в том, когда чужие люди хотят подарить им заботу и семейное тепло.
^