30.11.2011
В последние годы в Бурятии возрождается давно забытое добровольное общество содействия армии, авиации и флоту — ДОСААФ. Появился даже свой самолет — старый, но надежный "кукурузник" Ан-2.
В последние годы в Бурятии возрождается давно забытое добровольное общество содействия армии, авиации и флоту — ДОСААФ. Появился даже свой самолет — старый, но надежный "кукурузник" Ан-2.

Аэроклуб Бурятии

В годы Советского Союза в Бурятии был один из самых мощных аэроклубов в Сибири. В Оронгое была база с аэродромом, где стояла эскадрилья из трех собственных самолетов, имелось полное материально-техническое обеспечение.

— В день производили до восьми вылетов. На аэродроме порой скапливалось до пятидесяти-семидесяти человек, — рассказывает инструктор по парашютной подготовке, отставной военный летчик Юрий Калугин.

Но страна, которая нуждалась в здоровых, умных и дерзких молодых людях, развалилась, и новая Бурятия после прекращения федерального финансирования не захотела сохранять клуб. Движение было закрыто в 2001 году.

— И все это имущество было даже не приватизировано — оно было разворовано и разграблено! — возмущается Юрий Калугин.

По словам председателя возрожденного ДОСААФ Бурятии Алексея Буденного, за последние двадцать лет организация лишилась двадцати тысяч единиц имущества, в т.ч. зданий в Улан-Удэ. Большая их часть была приватизирована.

Но желающих прыгнуть с парашютом с течением времени меньше не становится. По словам Юрия Калугина, в эти годы люди, которые хотят прыгнуть, находили обходные пути. Кто-то ездил в Иркутск, кто-то в Сосновый Бор. Для того чтобы организовывать прыжки с парашютом, приходилось договариваться с военными, они брали при выбросе десантников желающих из клуба. Или с бойцами МЧС, летевшими на обследование района пожара:

— Когда они летели на пожар, мы просили их сделать небольшой крюк и выбросить сначала нас, — рассказывает Алексей Буденный.

Энтузиазм на голом месте

В 2009 году энтузиасты решили попытаться возродить аэроклуб. Своими руками отремонтировали здание на Ключевской, начали организованно проводить прыжки, работали со школами и военно-патриотическими клубами. Казалось, государству надо лишь поддержать этих людей. И оно вмешалось в этот процесс, правда, весьма своеобразно.

В прошлом году президент Медведев подписал указ о государственно-общественных организациях. По законодательству есть организации государственные, которые осуществляют определенные функции и финансируются из бюджета, а есть общественные, которые сами по себе. Новообразование, придуманное Медведевым, должно было `%h bl задачи допризывной подготовки молодежи, но опираясь исключительно на свои ресурсы.

Так и получилось, что энтузиасты, возродившие движение, фактически оказались предоставлены самим себе. Алексей Буденный, например, зарплату не получал уже шесть месяцев. Его соратник, капитан первого ранга в отставке из-за этого ушел из ДОСААФ, т.к. ему нужно кормить детей. Поэтому в последнее время организация существует только благодаря тому, что зарабатывает сама, обучая водителей грузовых автомобилей, например. Причем львиную долю от этих заработанных денег друзьям армии и флота приходится отдавать за аренду имущества, налог и т.д.

Парашютисты в "кукурузнике"

Сейчас прыжковая база ДОСААФ находится в Хоринске, на площадке авиакомпании "Панх" местных воздушных линий и охраны лесов. Эта авиакомпания, став соучредителем клуба, по словам Юрия Калугина, в качестве своего долевого участия обещала предоставить самолет Ан-2.

— Но пока это намерения, потому что реально это ожидается в двенадцатом году, — сообщил он.

Самолет Ан-2, разработки еще конца сороковых годов, до сих пор продолжает оставаться основной рабочей лошадкой парашютистов-любителей. "Кукурузник", как его ласково прозвали за сельскохозяйственное прошлое, уже успел попасть в Книгу рекордов Гиннеcса как самый долгоживущий самолет. А также благодаря уже легендарной надежности и неприхотливости. По словам инструктора, в парашютном спорте есть элемент экстрима, "но в то же время это очень безопасный и подконтрольный вид деятельности. Каждый шаг делается под контролем опытнейших инструкторов".

К сожалению, молодежи среди новых членов движения мало. Это объясняется тем, что ДОСААФ не финансируется государством, из-за чего прыжки с парашютом пришлось сделать платными. Времена бесплатных прыжков закончились с кончиной Советского Союза. Поэтому большинству школьников и студентов небо становится недоступным.

Воспитание здоровой молодежи

Что интересно, среди желающих прыгнуть много девушек. Возможно, даже большинство. По мнению Юрия Калугина, это связано с тем, что молодым людям сегодня интереснее пить пиво. А между тем, небо меняет людей. Алексей Буденный рассказывает, как однажды они прыгали с ребятами, отсидевшими в колониях:

— Когда летели в самолете, один парень говорит: "Это страшнее, чем лезть в форточку пятого этажа", — говорит летчик.

Страх и его преодоление становится одной из главных мотивировок прыжков. Как и красота.

— Внизу не встретишь, как ни тянись, за всю свою счастливую жизнь десятой доли таких красот и чудес, — напевает Юрий Калугин. — Это песня про альпинистов, но и про парашютистов тоже. Я думал, что молодежь за двадцать лет поменялась, что ее больше не волнует ни небо, ни парашюты. Оказалось, нет. Молодежь b * же хочет чего-то необычного, хочет чем-то выделиться. Но из-за отсутствия возможностей для самореализации молодые люди и делают глупости.

Воспитание молодежи продолжает оставаться одной из основных задач государства. Эту миссию нельзя полностью скинуть на родителей. Именно государство может создавать доступные для молодежи развивающие и в то же время нескучные формы досуга. Наверное, все молодые люди в возрасте с 14—15 лет по сути своей бунтари, им всем хочется выделиться из толпы, сделать что-то экстраординарное, доказать себе и окружающим, что они могут. Но если власти относятся к задаче воспитания молодежи наплевательски, функцию воспитания мужчины из мальчика берет на себя улица.

Владимир Сергеев, "Номер один".
^