01.09.2004
Зимним февральским вечером 2004 года заключенный одной бурятской колонии вместе с другими себе подобными смотрел телевизор — единственное окно в мир свободы. Окно в тот вечер показывало последние новости в стране и за рубежом. Ясно, что там время от времени появлялся Владимир Владимирович, тем более что в стране намечались выборы Президента.
Неожиданно зэк вскочил и с силой бросил кружку с чифирем прямо в экран телевизора. На вопрос других зэков, зачем он это сделал, тот объяснил, что гарант Конституции плохо говорил о нем и строил всякие гримасы. В условиях ограниченного пространства, каковою является зона, и круга общения с соответствующим контингентом болезни усугубляются настолько, что заставляет вздрогнуть самых матерых рецидивистов. В череде мелких обострений, вроде истории с Путиным, корчащим рожи, происходят порой вещи значительно страшнее. Что и случилось одной февральской ночью.
Тогда шизофреник находился в отряде, сплошь состоявшем из ВИЧ-инфицированных. Сам он вирус подхватил, когда "ширялся" героином или ханкой. Добавить сюда наследственную отягощенность и страсть к алкоголю, и картина получится страшнее некуда. Отлично зная про всю эту гремучую смесь, зэки в отряде старались держаться от него подальше. Но февральской ночью один зэк вздумал с помощью параноика решить долго мучавший его половой вопрос, для чего встретил того в сушилке и предложил вступить с ним в связь. Шизофреник отказал ему в этом щепетильном вопросе, началась ссора. Со словами "Дашь, или я убью тебя" зэк грозно двинулся на объект несостоявшейся любви, зажимая в руке молоток. В начавшейся драке шизик сумел перехватить орудие труда и, повалив на пол ненавистного оппонента, ударил что есть сил несколько раз по голове. После этого зэк захрипел и обмяк.
Дальнейшие свои действия шизофреник помнит довольно смутно, поскольку находился в чрезвычайно возбужденном состоянии. Картину случившегося дополнили другие осужденные, ставшие в ту страшную ночь свидетелями последствий жестокого диалога. Один из них, жаривший посреди ночи картошку, показал, что параноик вышел из сушилки с прижатой к груди телогрейкой. После чего его видели по пояс голым идущим в туалет, чтобы выбросить молоток. Во время этого раненый зэк с трудом, но самостоятельно поднялся на ноги, несколько раз упав, он все же добрался до своей кровати. Сразу же был вызван дежурный наряд. ВИЧ-инфицированный отряд в ту ночь напоминал растревоженный улей. Пострадавший зэк был госпитализирован, однако через несколько недель скончался от полученной травмы. Виновник случившегося был обследован авторитетной комиссией, в состав которой входил профессор Березанцев из института им. Сербского. Вердикт психиатров был вполне ожидаемым: объект их обследования никак не мог отдавать отчет своим действиям, полностью невменяем. Теперь решается вопрос о направлении его на принудительное лечение в психстационар с постоянным наблюдением. А то народу в отряде много, а половой вопрос, как и прежде, стоит остро.
^