23.11.2011
Весной прошлого года Кяхтинский краеведческий музей сделал вид, что решил отремонтировать фасад. В результате вышла история с уголовным делом и уводом средств на сторону. Эту историю надо рассказывать как притчу будущим функционерам — во избежание повторения ошибок.
Весной прошлого года Кяхтинский краеведческий музей сделал вид, что решил отремонтировать фасад. В результате вышла история с уголовным делом и уводом средств на сторону. Эту историю надо рассказывать как притчу будущим функционерам — во избежание повторения ошибок.

Перед нами пример редкой дурости, помноженной на неприятие законов. Впервые об этом кратко, как и подобает в официальных сообщениях, высказался Следственный комитет России по Республике Бурятия. Он возбудил уголовное дело в отношении бывшего директора государственного учреждения культуры "Кяхтинский краеведческий музей" по признакам превышения должностных полномочий.

Однако событие, в смысле поучительности этой истории, требует более подробного описания. В общем, весной прошлого года кяхтинский музей задумался о ремонте. Для "освоения" бюджета нашли иркутскую фирму "Меркатор". Далее началась юридическая вакханалия.

В один день — 27 марта 2011 года музей подписывает с "Меркатором" стопку договоров. Каждый на 99 тысяч рублей — с этой суммой дозволительно не выходить на госзакупки и не организовывать торги. Виды работ были как рядовые типа "реставрация оконных проемов", так и совсем экзотические, например "подготовка цветового решения фасада". Однако директор музея Елена Тугульдурова не предполагала, видимо, что по всей стране все чиновники при освоении средств мучаются с формулировкой: "одноименные работы". Уже в суде музею объяснили — нельзя деньги, выделенные на "реставрацию", тупо разбивать на 99 тысяч до бесконечности и придумывать необычайные виды работ типа "осмотра помещения" или дум над "цветовым решением". От этого строительные работы "реставрацией" быть не перестанут.

Кроме кучки договоров на 99 тысяч каждый, некоторую часть оставшихся денег все-таки решили провести через госзакупки. И вышло совсем позорно и еще смешнее, чем с "99 тысячами".

29 марта 2011 года на официальном сайте госзакупок был опубликован протокол рассмотрения и оценки котировочных заявок на проведение ремонтно-реставрационных работ того же фасада музея. Победителем в проведении запроса котировок определено, естественно, ООО "Меркатор". Однако, как выяснилось, вывешенный в Интернете протокол "изготовлен неизвестными лицами, оригиналы на бумажном носителе отсутствуют".

Вызванные в судебное заседание "подписанты" комиссии пояснили, что в процедуре рассмотрения заявок не участвовали, протоколы не подписывали и даже не знали о том, что являются членами котировочной комиссии. Позднее в суде представитель ГУК "Кяхтинский краеведческий музей" подтвердил, что государственные контракты были заключены без проведения торгов, без запроса котировок.

Со стороны директора музея это был верх ребячества в отношении собственной карьеры. В России государственные деньги с некоторых пор принято осваивать или даже воровать с соблюдением всех формальных процедур. Но отправить на официальный сайт информацию a готовым победителем без прелюдии — формального проведения торгов: Это как свадьбу начать с драки, ею же и закончить. Необычно? Безусловно. Но есть риск остаться без ощущения праздника.

Но это еще не все подвиги музея в области ремонта фасада. Государственный контракт с "Меркатором" был заключен 14 апреля 2011 года. Акты выполненных работ подписали на следующий день и сразу же перегнали деньги подрядчику. Это, собственно, и инкриминируется директору. По версии следствия, всего было переведено более 1 миллиона рублей.

Учитывая, что краеведческий музей входит в список памятников истории и культуры местного значения, любые ремонтные или реставрационные работы позволительны только с отмашки вышестоящего начальства. В нашем случае министерства культуры Бурятии. Однако директор музея сама везде расписалась и дала "добро" на финансовые операции.

Сложно представить, чем руководствовалось руководство музея. При таком букете нарушений законодательства на каждой стадии это не могло не быть обнаружено. Елена Тугульдурова уже уволена и находится под следствием. Министерство культуры через Арбитражный суд Бурятии расторгло все договоры и госконтракты с "Меркатором". Тот, естественно, исчез. И, по крайней мере, на судах ни разу не объявился. И, скорее всего, денег этих уже не вернуть.

Виктор Золотарев, "Номер один".
^