23.11.2011
В 2001 году на военных складах под Гусиноозерском произошел пожар, а вслед за ним взрывы находящихся здесь десятков тысяч тонн боеприпасов. Спустя десять лет министерство обороны, наконец, выделило деньги на очистку этой территории. При ликвидационных работах стали выясняться истинные масштабы той трагедии. Выявилась также новая угроза — оказывается, военные не уничтожали разбросанные со склада взрывами снаряды, а закапывали их где попало.
В 2001 году на военных складах под Гусиноозерском произошел пожар, а вслед за ним взрывы находящихся здесь десятков тысяч тонн боеприпасов. Спустя десять лет министерство обороны, наконец, выделило деньги на очистку этой территории. При ликвидационных работах стали выясняться истинные масштабы той трагедии. Выявилась также новая угроза — оказывается, военные не уничтожали разбросанные со склада взрывами снаряды, а закапывали их где попало.

Немаленькая война

По самым поверхностным подсчетам, на складах взлетели в воздух сотни тысяч тонн боеприпасов. В 90-е годы при выводе группы советских войск из Монголии все снаряды были складированы на станции под Гусиноозерском и Улан-Удэ. В Селенгинском районе было выгружено в общем 12,5 тысячи вагонов. "В каждом вагоне должно быть всего 20 тонн, но обычно грузили до 60 тонн", — рассказывает бывший военный, специалист компании "Форпост Балтики плюс", занимающейся разминированием.

Можно только догадываться, сколько всего металла и взрывчатки было на базе. По словам чиновников, на складах были сложены целые улицы из штабелей снарядов, ракет и мин. И все это находилось под открытым небом. Для сравнения, при бомбардировке Дрездена в феврале 1945 года, когда город был фактически стерт с лица земли, было сброшено не более 7 тысяч тонн бомб. А здесь было в десятки раз больше.

Гусиноозерские сталкеры

Зона поражения сначала оценивалась в 1,5—5 километра от эпицентра взрыва. Но затем эта цифра изменилась. Дальность ракет РСЗО "Град", которые также хранились на складах, составляет 25—30 километров. "Зона" расширилась до 60 километров диаметром. Она стала смертельно опасной из-за оставшихся лежать неразорвавшихся снарядов.

Тем не менее "зона" практически сразу стала объектом посещений охотников за цветным металлом. Они собирали снаряды, сбивали с них латунные кольца и другие ценные части, возможно, извлекали порох и взрывчатку и продавали. Из-за этого опасного бизнеса сталкеры начали подрываться на минах. Данные по жертвам сильно различаются. Если районные власти сообщают, что за десять лет при попытках извлечь ценные материалы из снарядов погибло 8 гусиноозерцев, то по другим данным, их число существенно больше и составляет 74 человека. Это не считая множества раненых и оставшихся калеками.

Но рисковать безработным жителям района было за что. Специалисты говорят, что за ведро автоматных патронов калибра 7,62 мм на черном рынке можно выручить от 1,5 до 5 тысяч рублей. Таких патронов даже спустя десять лет в селенгинских степях лежат горы. В большинстве заряд взорвался или гильзы насквозь проржавели, но часть лежит почти без дефектов. Причем некоторые даже в запаянных цинковых упаковках. Цинк немножко покорежен, тогда как патроны внутри все уцелели.

Саперы в штатском

В ходе сложных переговоров летом этого года правительству Бурятии удалось убедить военных в необходимости "генеральной уборки" территории. В своем письме к руководству Минобороны власти республики предупреждали, что тротил и гексоген, находящиеся в снарядах, могут быть использованы в террористических целях. В ответ из министерства пришло письмо, что военные инженеры за семь лет, с 2001 по 2007 год, уже собрали все снаряды, разбросанные на этой территории, причем подчеркнули, что "полностью собраны и уничтожены взрывоопасные предметы, находящиеся на поверхности грунта".

То ли военные в Москве сами не знали ситуации, то ли это была сознательная ложь, но до сих пор на поверхности находится множество взрывоопасных предметов.

В итоге министерство согласилось выделить деньги, в сентябре был проведен конкурс, в ходе которого победителем стала калининградская компания "Форпост Балтики плюс". Фирма занимается специальными работами, связанными с разминированием территорий и, что важно, акваторий. В пользу надежности балтийцев говорит то, что они занимаются своей деятельностью уже более десяти лет на территории России, а также устраняли последствия войны в Мозамбике.

Сотня снарядов на одном гектаре

Сейчас в степях Гусиноозерска работает семь сотрудников этой фирмы. Они проводят первичный осмотр территории, находят и обезвреживают боеголовки, которые потенциально могут взорваться. После них, уже на сравнительно безопасную территорию, пускают работников из местных жителей, которые собирают осколки и неопасные заряды. По словам директора компании Станислава Миронова, "Форпост Балтики плюс" обеспечит городу в течение ближайших трех лет сорок-пятьдесят рабочих мест с минимальной зарплатой в 15 тысяч рублей.

На сегодняшний момент уже собрано почти три тысячи целых снарядов калибром больше 45 миллиметров с неразорвавшейся боевой частью. Количество же снарядов от малокалиберных пушек и патронов от стрелкового оружия подсчитать невозможно в принципе. Это только на площади в 39 гектаров, тогда как еще более двухсот га опасной территории ближе к эпицентру взрыва остаются необследованными. А ведь министерство обороны утверждало, что никаких опасных объектов на этой территории уже нет:

Сюрприз от военных

При работах было найдено семь "аномальных зон", в которых оказалось, что военные, проводя первичную ликвидацию последствий катастрофы, многие снаряды не взрывали, а просто закапывали в грунт. Солдаты складывали боеголовки в образовавшиеся после взрыва мощных снарядов воронки глубиной до восьми метров и заваливали землей. При этом на карте эти места отмечены не были. Теперь специалистам приходится быть крайне осторожными. Ведь при подрыве на месте найденных снарядов могут сдетонировать и рвануть следом тонны, скрытые в земле.

Кроме того, само нахождение подобных залежей и извлечение ab -."(bao довольно сложной задачей даже для специалистов. Ликвидаторы обещают привезти технику, которая будет обнаруживать заложенные снаряды на глубине от двух до восьми метров. Датчики даже помогают определить, на каком именно расстоянии от поверхности находятся снаряды. Затем в дело пойдут экскаваторы, который раскопают землю до определенной глубины, после чего специалисты уже вручную, как археологи кисточками, начнут освобождать опасный клад.

Это очень трудоемкий процесс, что потребует дополнительных средств. Еще более тяжелой обещает стать обезвреживание акватории Гусиного озера. Многие снаряды падали прямо в воду, и с тех пор никто даже не пытался исследовать, сколько их там всего. С течением времени часть из них, безусловно, ушла глубоко в ил. Но их все равно нужно извлекать и утилизировать, иначе процесс окисления снарядов будет отравлять озеро, из которого будет питаться весь город еще долгие годы.

Взлетающие в воздух бюджеты Бурятии

Уже в следующем году балтийцы планируют привезти сюда мобильный завод на колесах, который будет без подрывов утилизировать неразорвавшиеся снаряды и разлагать на составные части. Депутат Народного Хурала Арнольд Тулохонов говорит, что взрывчатку можно направить на разработки новых шахт, ценный цветной металл — на вторичную переработку. Примерно так же можно утилизировать склады в Тальцах, где также хранятся сотни тысяч тонн снарядов. "Ведь там лежит несколько бюджетов Бурятии, если их утилизировать. А мы бездарно взрываем их. В армии говорили, что один снаряд стоит как две пары хромовых сапог. А таких снарядов там бесчисленное множество", — отметил депутат.

Но на выделяемые двести миллионов подобных сложных мероприятий не провести, говорят сотрудники фирмы-подрядчика. По их самым поверхностным подсчетам, на все потребуется около миллиарда рублей и несколько лет работы. Кроме того, много боеприпасов разбросано по дворам местных жителей. Это те снаряды, с которых все ценное было сбито и они так и остались там лежать. Автомобиль "Форпоста" будет ездить по улицам и забирать опасный груз с огородов и гаражей.

Остается надеяться, что финансирование работ будет продолжено. Но вполне возможно, что взрывы на Гусином озере — это всего лишь небольшое предупреждение о еще более страшной катастрофе, которая может произойти в Бурятии. Дело в том, что в Улан-Удэ, на станции Тальцы, складирована вторая часть вывезенных из Монголии снарядов. 17 тысяч вагонов боеприпасов остаются непосредственной угрозой столице Бурятии. По словам Арнольда Тулохонова, они находятся в таких же условиях, что и под Гусиноозерском. И если туда так же ударит молния или еще что-то, то город Улан-Удэ просто перестанет существовать.

Владимир Сергеев, "Номер один".
^