16.11.2011
Вместо мамы и младенца родственники получили гроб и похороны.

"Это моя сестра Людмила, 26 октября ее не стало", — Наталья Леонова показывает альбом с фотографиями, на которых запечатлена молодая женщина в кругу семьи,с мужем, детьми, мамой. Трагедия в семье Леоновых произошла нежданно. Еще 24 октября сестры пили чай на кухне, болтали и беспечно хохотали, а 26-го числа молодую женщину привезли домой в гробу.
Вместо мамы и младенца родственники получили гроб и похороны.

"Это моя сестра Людмила, 26 октября ее не стало", — Наталья Леонова показывает альбом с фотографиями, на которых запечатлена молодая женщина в кругу семьи,с мужем, детьми, мамой. Трагедия в семье Леоновых произошла нежданно. Еще 24 октября сестры пили чай на кухне, болтали и беспечно хохотали, а 26-го числа молодую женщину привезли домой в гробу.

Людмиле Орловой было 29 лет. На момент гибели она была на седьмом месяце беременности. Долгожданной девочке уже дали имя — Юленька. И с нетерпением ждали появления на свет третьего ребенка Людмилы. Муж Олег ни на шаг не отходил от супруги и, как рассказывают родственники, просто надышаться не мог на нее. Все прихоти и капризы исполнялись. Все желания предугадывались заранее. Беременность протекала без эксцессов, ничто не предвещало беды. Строились грандиозные планы на будущее. Людмила планировала вместе с сестрой начать строительство домов в пригороде, завести хозяйство, обустроившись, воспитывать детей. В одночасье рухнуло все. 25 октября Людмиле стало плохо. "Скорая" привезла беременную женщину в БСМП.
Ожидание

Как рассказывает супруг Людмилы Олег Орлов, он пробыл с женой в больнице не меньше пяти часов. Все это время они провели в ожидании в приемном покое. Первые полчаса женщина передвигалась сама. Потом у нее отнялись ноги. Олег возил жену на кресле-каталке в разные кабинеты на анализы. По словам Олега, несмотря на то, что Людмиле с каждой минутой становилось все хуже и хуже, экстренной помощи им оказывать никто не спешил. И даже когда у беременной женщины пошла рвота с кровью, о реанимации речь так и не зашла.

— Ее рвало кровью. Сначала нам дали пакет, потом заменили пакеты тазиком. Я не выдержал, показал какому-то врачу тазик с кровью, говорю, ну посмотрите, ее же тошнит кровью, сделайте что-нибудь! Мне ответили: "Это желудочно-кишечное кровотечение". И мы так и остались сидеть в коридоре, — вспоминает Олег.

Как рассказывает Олег, когда через несколько часов один из врачей снял с нее темные очки, чтобы посмотреть зрачки, она уже не смогла поднять веки, настолько плохо ей было.

Только к 9 часам женщину, наконец, определили в отделение терапии, причем в обычную палату. Поздно ночью состояние женщины ухудшилось еще больше. И только примерно около 12 часов ночи больную решили перевести в реанимацию. Но было уже поздно. Людмила впала в кому и впоследствии скончалась. В 11.40 утра ее не стало. Муж Людмилы и ее сестра, которые пришли навестить больную, были ошарашены новостью, точно так же как словами врачей.

Никто ничего не знает

— Нам говорили: наверное, она у вас отравилась таблетками, решила уйти из жизни. Или отравилась дома некачественной едой. Потом говорили: наверное, она пила. Или, видимо, ее избил муж. Что это за предположения дикие?! И ничего конкретного никто сказать не мог! — возмущается Наталья Леонова.

Версию по поводу суицида все родственники опровергают в один голос. Людмила — любящая мать, души не чаяла в своих ребятишках, оставить их сиротами, когда в семье у нее все было хорошо, а муж в ней души не чает — разве это возможно? Точно так же отрицают и версию, что ее мог избить муж. По словам знакомых семьи Орловых, они хоть и были вместе всего лишь два года, более любящей пары трудно найти.

— Как ни посмотришь, все они милуются, целуются, глаз друг с друга не сводят. Честно говоря, она была главой семьи, ее и пальцем никто бы не посмел тронуть, это было просто невозможно! — уверяет Наталья.

Сестра Людмилы решила во что бы то ни стало отыскать правду. И даже уже проводит что-то вроде собственного расследования. К примеру, расспрашивает врачей. Врач, проводивший УЗИ в тот день, сказал, что сердцебиения у ребенка на момент прибытия в больницу уже не было.

— Я интересовалась у других врачей, мне сказали, что когда ребенок мертв, то он разлагается очень быстро и организм может отравиться буквально за несколько часов. Если врачи видели, что ребенок мертв, то почему не сделали срочное кесарево сечение? Ребенка уже не спасти, но мать-то можно было вытащить! — предполагает Наталья.

Мама больше не проснется

Поминки состоялись в той же самой столовой, где несколько лет назад была веселая свадьба Орловых. Тогда казалось, что у обоих молодых людей начинается новая счастливая жизнь. Вышло иначе.

Олег говорит, что теперь не видит смысла в жизни. Смысл ушел вместе со смертью любимой. Но больше всего тревожит судьба двух ребятишек, оставшихся без мамы. Старшему Диме шесть лет, маленькому Ванечке чуть больше года. Каждый из мальчиков переживает трагедию по-своему.

— Когда занесли в дом гроб, я сказала Диме: "Там маму привезли", — вспоминает Наталья. — Он спрашивает: "Она родила уже, да?!". Они думали, что все это время она в роддоме была. Я говорю: "Дима, она спит, лежит в гробу. Она больше никогда не встанет, не придет к тебе. Тебе надо попрощаться с ней". Он стоит, вцепился в меня, слезы градом текут и вдруг ушел в другую комнату. Я, говорит, письмо ей напишу. Она потом, когда проснется, прочитает.

Потом Диму с письмом в руках подвели к гробу.

— Он увидел маму и бросился в гроб, он так ее целовал! Так кричал! Так плакал! Кое-как его вытащили из гроба. Ему не было страшно, что перед ним мертвый человек, он ее обнимал и звал, как живую, — плачет Наталья.

Матери Людмилы стало плохо, пришлось вызывать "скорую помощь". Олег не отходил от гроба ни на шаг. Все время держал за руку жену, грел ее так, что рука потом стала теплая, как живая.

— Я слышала, как он шептал: "Ты там устройся, дочку расти, я приду и найду тебя обязательно!" — вспоминает Наталья, — на него было страшно смотреть. Когда поднимали гроб, он просто упал на него и не давал унести с криком: "Я не дам ее забрать!" Мужики кое-как разжали его руки.

Чем дальше - тем сложнее

— Дима постоянно смотрит в небо, спрашивает меня, видит ли его мама. Спрашивает, кого же теперь ему называть мамой. Не может понять, почему все так произошло. Что я могу ему ответить? — говорит Наталья.

Младший Ванечка в своей крестной матери Наталье сразу признал родную мать, тем более что сестры очень похожи. Наталья уже решила, что его она заберет себе и будет воспитывать как родного. Дима тоже живет с ней, над ним взяла опекунство бабушка. Теперь у Натальи вместе со своими стало четверо детей. Олег работает, берет детей на ночевку. И вроде хлопот теперь и так предостаточно, но Наталья твердо решила — она должна узнать, кто виноват в гибели сестры, и добиться справедливости:

— Ведь две жизни было загублено. И двое детей осталось без матери. Я хочу, чтобы справедливость была. Те, кто виноват, должны понести наказание! — говорит Наталья.

Кто виноват?

Сейчас в дело вмешались правоохранительные органы. Все зависит от того, что покажут результаты судебно-медицинской экспертизы. И результатов ждут не только родственники Людмилы, но и врачи. Все обвинения в свой адрес они считают необоснованными. И тоже ждут, когда будут расставлены все точки над i в этом запутанном деле. Врачи считают, что, скорее всего, женщина была избита накануне. Причем в больницу, как считают, она поступила лишь спустя сутки после нанесения ей травм.

— Это криминальное дело, — говорит Елена Нечунаева, главный акушер-гинеколог Улан-Удэ. — Она была избита накануне. На сегодняшний день мы ждем токсикологическую, гистологическую экспертизу, судебно-медицинскую для того, чтобы дать причину смерти точную. До получения экспертизы мы вообще не вправе выводы какие-либо делать.

По словам Елены Нечунаевой, никакой задержки с лечением пациентки не было. Все врачи отреагировали так, как было нужно и в нужные сроки:

— Ее сразу, как привезли, оформили, осмотрели врачи разного профиля. Определяли, в какое отделение, с каким диагнозом ее класть. Это называется поиск диагноза. Потом поместили в обычную палату, так как в момент поступления она была в удовлетворительном состоянии. Ухудшение началось уже позже. И тут вся команда тут же среагировала оперативно. Главный вопрос в том, что случилось за сутки до поступления больной в больницу! — считает врач.

Сейчас по данному делу ведется доследственная проверка.

— Следователи выясняют, что там произошло. Отчего наступила смерть. Только после окончания проверки мы можем дать комментарии. Пока ситуация непонятная. Абсолютно ничего не понятно, запутанная история, — заявил старший помощник руководителя СУ СКП Евгений Лагацкий.    

Василиса Шишкина, "Номер один".
^