07.12.2011
В следующем году спортивное сообщество Бурятии будет отмечать сорок лет развития вольной борьбы в республике, одного из самых любимых видов спорта. В республике выросло несколько поколений борцов, которые достойно представляли Бурятию на российской и международной арене. Двое борцов: Борис Будаев и Базыр Базаргуруев, с разницей в двенадцать лет, принимали участие в Олимпийских играх. Но за все время ни призеров, ни чемпионов Олимпиады, как вершины достижений в этом виде спорта, Бурятия не вырастила.
В следующем году спортивное сообщество Бурятии будет отмечать сорок лет развития вольной борьбы в республике, одного из самых любимых видов спорта. В республике выросло несколько поколений борцов, которые достойно представляли Бурятию на российской и международной арене. Двое борцов: Борис Будаев и Базыр Базаргуруев, с разницей в двенадцать лет, принимали участие в Олимпийских играх. Но за все время ни призеров, ни чемпионов Олимпиады, как вершины достижений в этом виде спорта, Бурятия не вырастила.

О том, почему же так получается, мы спросили у одного из самых титулованных тренеров по вольной борьбе, представителя известной борцовской семьи и легендарной фамилии, заслуженного тренера России и Бурятии Федора Махутова.

Напомним, что Федор Николаевич за долгую и плодотворную тренерскую работу вырастил порядка 65 мастеров спорта, 9 мастеров спорта международного класса и 2 заслуженных мастеров спорта. Многие из его учеников стали известными людьми — так, Вячеслав Мархаев сейчас возглавляет БРО КПРФ, а Борис Будаев стал генеральным директором крупной лесоперерабатывающей компании. Юный, но очень перспективный Алдар Бальжинимаев, победитель первых юношеских Олимпийских игр, также в свое время находился под опекой маститого тренера.

— Федор Николаевич, Вы единственный тренер в республике, чьи ученики выступали на Олимпийских играх, у Вас есть опыт, расскажите, чего не хватает нашим ребятам до высоких результатов?

— Олимпийский чемпион — это давнее желание, мы ждем его уже сорок лет. В нашей республике сильны борцовские традиции, и он обязательно у нас должен когда-нибудь появиться. Сейчас на Лондон-2012 шансы есть только у одного спортсмена из Бурятии — Базыра Базаргуруева, и то он выступает от Киргизии. А дальше... вот дальше большой вопрос. Если сейчас ничего не предпринимать, мы не то что чемпиона, результативных спортсменов не увидим еще лет десять. Ведь чемпионы не рождаются благодаря звездам или удаче, это упорный труд и благоприятные условия.

— Какие нужны условия?

— Стать чемпионом России очень непросто, не говоря об Олимпиаде. Тут все факторы важную роль играют, вплоть до питания и душевного состояния спортсмена, не говоря уже о постоянном совершенствовании и соревновательном опыте. А у нас ведь как бывает: сидим по полгода дома и никуда не ездим — нет денег, нет финансирования. Откуда опыт появится? А для детей, занимающихся спортом, это ведь самое главное, у них стимула нет заниматься, когда они не выезжают на крупные соревнования.

Помню, мы с Борей Будаевым и с Васей Миланхановым двадцать лет назад по два-три месяца по сборам ездили. Тренер тогда мог выбирать, на какие соревнования поехать, и никогда талантливые ребята дома не сидели из-за отсутствия денег. Даже в тяжелые девяностые годы, когда председателем Комитета по спорту был Семен Мантуров, деньги по сусекам наскребали и ребят отправляли. Что сейчас происходит, непонятно, должны же деньги выделяться, тем более борьба — опорный вид спорта у нас.

Стыдно сказать, но тренеры и родители у нас берут кредиты, чтобы дети ездили на соревнования. Последний пример приведу: тренер Евгений Кузьмин готовит девочек по женской борьбе, пришел вызов на первенство России в Краснодар, в Агентстве сказали, что денег нет — тренер и его жена взяли кредит около 70 тысяч. А девочки ведь перспективные все, три из четырех заняли первое место и одна — третье.

— А кроме поездок и соревнований, что необходимо для достижения высоких результатов?

— Если брать в пример моих учеников, которые выступали на олимпиадах, Бориса Будаева и Базыра Базаргуруева, то это, конечно, трудолюбие, даже трудоголизм. У моих ребят не было каких-то выдающихся природных данных, они всего достигли упорным трудом и силой воли. Сейчас таких редко встретишь.

Очень важно правильно нагружать спортсмена, он должен правильно питаться. В конце семидесятых членам сборной Бурятии выдавали талоны на усиленное питание в совминовской столовой, а кормили там классно, и я знал, что ребята там наедятся и смогут выдержать серьезные нагрузки.

А что сейчас? Взять Базаргуруева, кому сейчас вообще интересно, чем зарабатывает на жизнь молодой человек, действующий спортсмен, чем питается? Он ведь не от хорошей жизни сейчас выступает под флагом другой страны, хотя при этом он никуда и не уезжал. В позапрошлом году он закончил спортфак БГУ, в этом — второй курс аспирантуры. Ему никто не помогает, кроме редких меценатов. И это, напоминаю, единственная надежда Бурятии на олимпийского чемпиона по вольной борьбе в обозримом будущем. Такое ощущение, что чемпионы и не нужны республике.

— Если в борьбе нет результатов, может, Бурятии поменять опорный вид спорта? Не проще ли обратить внимание на самбо или ушу, в которых у нас есть хорошие результаты, чемпионы мира и Европы?

— Можете считать меня консервативным, но я некоторые модные виды спорта за спорт-то не считаю. Не хочу никого обидеть, но взять то же самбо, все звезды бурятского самбо вышли из борьбы, причем Сергей Доржитаров, мой, кстати, ученик, стал чемпионом мира, будучи всего лишь кандидатом в мастера спорта по вольной борьбе. Наверное, это о чем-то говорит. Так что я за старую школу, пусть наш путь тернист и медали бывают редко, зато они настоящие. И лично я не оставлю попыток вырастить олимпийского чемпиона, пока есть силы, буду тренировать.

Беседовала Евгения Балтатарова, "Номер один".
^