08.09.2004
Кто они, вторые половины известных политиков, бизнесменов и влиятельных людей? О них мы мало что знаем, но без их участия мир выглядел бы по-другому. Сегодня в рубрике "Вторая половина" супруга нового генерального директора ОАО "Бурятэнерго" Андрея Кулакова Ольга Бровкина. Вместе с тремя детьми она вслед за мужем переехала из Москвы в Улан-Удэ. Раньше из ее окон были видны здания московских высоток, МГУ, МИД, теперь — Селенга и горы.
Бровкина — это самостоятельная личность
- Ольга, а почему вы Бровкина?
- Мне кажется, это так естественно. Бровкиной родилась, выросла и чего-то достигла. Бровкина — это отдельная личность от Кулакова. Хотя некоторые философские культуры считают изменение фамилии женщины после замужества необходимым "ритуалом", таким образом обозначается ее принадлежность к определенному мужчине. И я не исключаю возможности, что когда-нибудь я поменяю фамилию:
- Как поменяли место жительства? Тоже, наверное, не сразу решились?
- Это верно. Все-таки я коренная москвичка. Никогда надолго не покидала родной город. Хотя после знакомства с Андреем я стала чаще передвигаться по России и по миру. Для него "кочевая жизнь" была привычна — все-таки первое образование у него военное. Но даже с изменением специальности (второе высшее у него — экономика управления предприятиями топливно-энергетического комплекса) "угроза" переезда все равно витала в воздухе. Первый раз мы готовились переехать в Екатеринбург. Тогда Андрей занимался масштабным энергетическим проектом на Урале и в Казахстане. Идея была глобальная — объединение топливных баз и электростанций Урала и Казахстана. Слава Богу, политическая ситуация на тот момент для такой интеграции не созрела, и мы остались в Москве. Затем был Красноярск, где муж возглавлял представительство РАО "ЕЭС России" в Сибири. Теперь вот мы в Улан-Удэ.
- Мы — это кто?
- Мы — это вся наша семья. С нами приехали трое детей, мои брат и сестра. Для детей этот переезд — приключение: самолет для них был в новинку. Во время полета вдруг не увидела на месте младшего сына. Ему два годика. Оказалось, что сиденье для него было неуютным, и он улегся спать под креслом. Приключение продолжилось и здесь. Дети впервые увидели Байкал и такое огромное звездное небо. Правда, на все мои вопросы, что же вам больше всего понравилось в городе, отвечали: "Батут на Кирова". В общем, дети есть дети. Для них ничего особенно не изменилось. Разве что папу стали видеть чаще.
Мы создали клуб жен
- Чем вы собираетесь занять детей здесь, в Бурятии?
- Тем же, чем и в Москве. Отдадим в детский сад. Хотя, как оказалось, здесь это очень сложное дело — найти детский сад. Не потому, что я ищу какой-то особенный. А просто потому, что их недостаточно. А вот со школами, вопреки моим ожиданиям, проблем нет. В одной из них, где учится мой младший брат, нас приняли хорошо, небезразлично. Рассказали программу, она оказалась на очень высоком уровне. Пообещали помочь, если возникнет необходимость. Следующий этап — музыкальная школа. Хочу отдать старшего сына на блок-флейту, а дочь на отделение фортепиано. Уже сходили на прослушивание. Теперь собираемся покупать пианино.
- Вы сами играете?
- Немного для себя. Я закончила музыкальную школу. Правда, по классу скрипки. Но дома в Москве у нас осталось очень хорошее немецкое пианино начала ХХ века. Побоялись его перевозить, поэтому придется покупать здесь другое. Зато мы перевезли с собой всю свою библиотеку. Она досталась мне еще от бабушки, которая работала в книжном магазине и собирала самые лучшие книги. Потом традицию продолжил мой папа. В итоге книги заняли большую часть контейнера с вещами.
- И стоило это с собой тащить? Все равно ведь не перечитаете всего.
- Я рада, что у детей сохранится эта книжная атмосфера, к которой они привыкли. Сейчас люди стали читать намного меньше и книг в доме стали держать меньше. Говорят, что в будущем книжки будут выходить только в электронном виде. Я против этого. И буду очень рада, если мои дети привыкнут к "живой" книге.
- У Вас, видимо, филологическое образование?
- Не совсем. По профессии я издатель.
- Что-нибудь издавали?
- Да, пока три книги.
- Прямо по количеству детей...
- Так случилось, что каждый новый проект совпадал с моей очередной беременностью. Надеюсь, что эти творческие порывы частично передались и детям. К тому же издавала я не детективы, а книги "благородные". Две последние по искусствоведению. А первая — литературноисторическое исследование, посвященное истории гимнов, начиная от первого гимна в Древней Греции и постепенно обращающее нас к событиям 1812 года, к эпохе появления "Боже, царя храни". Предполагалось, что проект будет коммерческий. Друзья в это верили. Тогда казалось, что потребность в таком издании особенно актуальна — возрос интерес к отечественной истории, кроме того, как раз тогда стоял вопрос выбора мелодии гимна для России. Планировали сделать все красиво и в стиле 19 века. Книжка неординарного формата — компакт-диска, чтобы к ней приложить сам диск с записью музыкальных произведений, в которых так или иначе используется тема гимна — все это должно было быть упаковано в красивую коробочку. В общем, успели только книжку напечатать, как случился дефолт, и проект наш закончился.
- Вы здесь собираетесь продолжить издательское дело?
- Я слушала, что готовится к изданию книга по истории Бурятии. Конечно, мне хотелось бы поучаствовать в этом проекте. Но пока все силы направлены на обустройство быта. Хотя это не значит, что я все время собираюсь сидеть дома. Еще в мае мне довелось побывать на фестивале Чайковского, который проходил в улан-удэнской филармонии. Концерт был интересен тем, что приехали лауреаты международных конкурсов, которые когда-то были учениками бурятских музыкальных школ. Тогда я подумала, что неплохо было бы организовать творческий обмен между музыкальными школами Москвы и Улан-Удэ. Это тоже пока на уровне идей. Думаю, в одиночку столько планов реализовать не удастся. К счастью, не только я последовала за своим мужем, но и жены других членов новой команды: из Москвы, Иваново, Санкт-Петербурга, Иркутска, Красноярска, с Алтая.
- Да уж. Весьма разнообразная компания.
- Очень. И, тем не менее, все мы нашли общий язык. И даже создали что-то вроде клуба жен.
- Это вы будете ходить друг к другу в гости с яблочными пирогами и носки вязать?
- Да, ну, что вы! У нас не менее глобальные проекты, чем у наших мужей. Они, конечно, не столько коммерческие, сколько творческие. Но какие — пока секрет.
- Не означает ли это "держаться кучкой"?
- Вовсе нет. Мы открыты для общения. У каждой семьи здесь уже есть свой круг местных знакомых. И это очень важно в нашем положении — мужья нередко бывают в командировках в других городах и в районах Бурятии. В одиночестве в незнакомом пока городе оставаться не хочется.
Мы любим путешествовать на машине
- Нелегко, наверное, быть женой руководителя такого ранга?
- Да, непросто. И не потому, что он руководитель. Наверное, в принципе тяжело жить с увлеченным человеком. Кто-то уходит в горы или в тайгу на несколько месяцев, а мой муж проводит по 14 часов на работе. И часто, как и в любой семье, возникают какие-то обиды. Кажется, что из-за работы и командировок Андрей мало времени уделяет мне и детям. Но с другой стороны, я знаю, что если муж может отменить или перенести какую-то поездку, он это обязательно сделает. Я понимаю, что от такого его рабочего графика никуда не деться и у меня к нему всегда есть одна большая просьба: время от времени звонить домой, чтобы я знала, что с ним все в порядке.
- А когда же вы отдыхаете?
- Как такового отпуска у нас не бывает. И даже вместе проведенные выходные — уже небольшой семейный праздник. А если выдается целая свободная неделя!.. То мы собираемся всей семьей и путешествуем. В основном на машине. Здесь этот вид отдыха более доступен, чем в Москве. Там надо уезжать за сотни километров — например, ездили в Крым и в Эстонию. Здесь такое ощущение, что лес начинается сразу за городом. А Байкал — это настоящее море. Особенно мне понравилось в местечке Максимиха — потрясающий сосновый бор и бухты. А еще мне очень нравится местный темп жизни. Неторопливый и спокойный. Мой московский ежедневник всегда был мелко исписан. Список дел казался бесконечным — и не дай Бог что-то не успеть и перенести назавтра. Здесь чувствую себя комфортнее.
- Есть одно философское сравнение человека западного и восточного. Жизнь западного похожа на стрелу — он направлен на один вектор, идет к своей цели и у него нет времени оглянуться назад. Он не может оставить ничего на потом, потому, что потом, он уже не сможет вернуться к этому моменту. Жизнь восточного человека — это круг. Он всегда может остановиться, осмыслить. Ему не надо стремиться успеть сделать все сегодня, ведь завтра, пройдя круг, он опять окажется на этом месте.
- Очень хорошее сравнение. Я прямо чувствую, как к моему западному стилю жизни примешиваются эти новые для меня восточные краски. И мне это нравится.
^