18.01.2012
ОАО «Селенгинский целлюлозно-картонный комбинат» - одно из старейших предприятий республики. Соответственно и коллектив работников там один из самых сложившихся и сплоченных. Порядка 2 тысяч работников трудятся сейчас на комбинате. И несмотря на то, что времена бывали разные, таких мрачных настроений, как сейчас, у людей никогда не было. По крайней мере, так уверяют многие из работников.

ОАО «Селенгинский целлюлозно-картонный комбинат» - одно из старейших предприятий республики. Соответственно и коллектив работников там один из самых сложившихся и сплоченных. Порядка 2 тысяч работников трудятся сейчас на комбинате. И несмотря на то, что времена бывали разные, таких мрачных настроений, как сейчас, у людей никогда не было. По крайней мере, так уверяют многие из работников.

Остановят производство?

Дошло до того, что работники ЦКК готовы организовать акции протеста, забастовок и даже всерьез готовятся остановить производство. Камнем преткновения стал новый график работы. Десятилетиями рабочие ЦКК работали по двухсменному 12-часовому рабочему графику, теперь график сменился на новый -- трехсменный, восьмичасовой. Новшества, внедряемые в жизнь новым собственником ЦКК, московской компанией «ЛПК Континенталь Менеджмент», большинству работников категорически не нравятся.

В руководстве ЦКК внедрение нового графика объясняют только благими намерениями: сокращение количества часов способствует улучшению охраны труда, при этом снижается травматизм, повышается производительность труда и прочее.

«Трехсменный 8-часовой рабочий график для нас очень неудобен. Мы не высыпаемся и не отдыхаем между сменами. Особенно очень трудно работать 2-ю, 3-ю ночь (с 00.00 до 08.00). Наших детей мы совершенно не видим, не успеваем проверять уроки. Наши дети подвергаются эмоциональному и психологическому стрессу, оставаясь у знакомых и родственников. С садиками также большие проблемы», - пишут работники ЦКК, обращаясь к председателю профкома.

Или семья, или завод  

По словам работника комбината с солидным стажем Виктора, новый график уже стал причиной увольнения некоторых работников, тех, кто в выборе между семьей и работой выбрал первое. Остальные надеются все-таки, что их услышат и вернут все на круги своя.

- Представьте сами. С 8 утра до 16 часов три дня подряд. А потом сразу в ночь еще три дня! Выходных почти нет. В основном на комбинате работают люди семейные. Мы уходим с женой оба на работу, а детей оставляем ночью дома одних! И никого это не волнует! - возмущается Виктор.

Еще более неудобно работающим на этом же предприятии жителям Кабанска, Каменска, коих на производстве немало.

- Люди приезжают из других поселков тоже. С трудом добираются, потом обратно ехать. И так каждый день, ведь выходных почти нет. Очень сложно приходится, - говорит другой рабочий комбината Сергей.

Как рассказывают работники комбината, им стало сложней всего работать, когда на комбинате появился новый управляющий директор из Москвы.

- Тут же начались увеличения планов, недоплаты за вынужденный простой, связанный с нехваткой лесосырья. При этом согласно Трудовому кодексу, оплата труда должна производиться в размере не ниже средней заработной платы работника, а мы имеем некий тариф. Права ущемляются постоянно, - жалуются рабочие.

Однако если вопросы с заработной платой и прочими проблемами как-то могут еще подождать своего разрешения, решение вопроса с рабочим графиком, по мнению многих работников, -- это дело безотлагательное. Речь идет уже о выживании.

Выматывающий неудобный график привел к тому, что с предприятия, по словам рабочих, многие стали увольняться по собственному желанию.

- Проработав 15 дней на трехсменном 8-часовом графике, многие рабочие, которые отработали не один десяток лет и имеют большой опыт работы и высокую квалификацию, увольняются или уже подыскивают другую работу. Конечно, это отражается на качестве и количестве выпускаемой продукции, - считают рабочие.

Вся жизнь на работе

Более того, из-за того, что на комбинате средний возраст рабочих - 40 лет, стали обостряться профессиональные заболевания. Проводить практически всю жизнь почти без выходных - на работе - под силу далеко не всем.

В общей сложности сейчас на комбинате работает порядка двух тысяч человек. Из них посменно работают около тысячи. Неужели к мнению такого количества людей никто не прислушается? Пока что все выглядит именно так. Даже обращения к профсоюзному лидеру пока не привело к какому-то результату.

- Он даже до сих пор не озвучил нашей позиции перед руководством! Пока что мы не видим его поддержки, - считают некоторые рабочие.

В руководстве Селенгинского района, как и в руководстве предприятия, тем временем только разводят руками: все условия диктует Москва, кто собственник, тот и прав. Иными словами, как говорится, хозяин - барин.

Устав биться в закрытые двери, работники комбината готовы пойти на самые решительные меры. Вплоть до забастовок и остановки производства. Виктор уверен, что рано или поздно так будет. Несмотря на то, что пока что многие работники даже избегают называть свои фамилии:

- Угрозы, что в случае чего могут уволить, - у нас обычное дело. С нашим мнением никто особо не считается - легче убрать недовольных, - считает работник комбината Александр.

«Неправильно народ действует!»

Удивительно, но при беседе с журналистом даже председатель профсоюза Александр Балсунаев больше всего также интересовался именно тем, кто конкретно обращался к нам в редакцию, просил назвать имена и фамилии «зачинщиков» и, судя по всему, остался недоволен тем, что ситуация вышла за стены комбината:

- Неправильно просто народ действует. Есть профсоюзная организация. А есть зачинщики такие, которые не являются членами профсоюза. И вот такая ситуация сложилась, что всегда есть зачинщики. Но все-таки профсоюзная организация должна заниматься этим делом. Мы же должны действовать в рамках закона! - говорит Александр Балсунаев.

С намерением рабочих останавливать производство, бастовать Александр Степанович категорически не согласен:

- Так просто бунтовать, митинговать, булыжники в руки пролетариатские брать - это уже прошлое время. Это мое мнение как председателя профкома. Остановить производство? Кому будет больно-то? Я как председатель профкома это все держу в рамках закона. Чтоб забастовку делать, останавливать что-то, надо специальную процедуру пройти подготовительную, так что не захочешь и бастовать потом, - говорит профсоюзный лидер.

И в то же время профсоюзник откровенно признался, что пока что и сам не представляет, как именно можно помочь работникам комбината.

- Я ж документы смотрел, подписывал, знаю, что там. Трудовой кодекс не нарушен. Я не вижу здесь никаких нарушений ни со своей стороны, ни со стороны Паньшина (директор ЦКК. - прим. авт.). Тоже думаю, что с этим делать. Народ требует, конечно. Это вопрос чисто социального характера и должен решаться за столом переговоров, - говорит Александр Балсунаев.

По его словам, в ближайшее время он сядет за стол переговоров с директором предприятия. Правда, когда именно это будет, он так и не уточнил. На вопрос о количестве уволившихся и уволенных работников за последнее время он также ответил весьма пространно: «У меня цифр таких нет».

19 января работники комбината планируют организовать всеобщее собрание на эту тему. Однако состоится ли оно - тоже пока большой вопрос. Даже в этом намерении им не идут навстречу.

- Чтобы выдвигать какие-то требования, нужно организовать конференцию. А собрание у нас каждый день и так проходит, то в одном, то в другом цехе, - заметил Александр Балсунаев.

«Номер один» будет следить за развитием событий.

Василиса Шишкина, «Номер один».

^