18.01.2012
За изъятые сети и штраф в 2 тысячи рублей рыбаки чуть не сожгли двух сотрудников госзаказника.
За изъятые сети и штраф в 2 тысячи рублей рыбаки чуть не сожгли двух сотрудников госзаказника.

Странным образом новый год для Бурятии начался с различного рода «разборок» криминального характера. Как нам стало известно, еще один факт произошел в праздники в Кабанском районе. Там нападению подверглись кордоны охраны государственного заказника федерального значения «Кабанский».  

Для справки, заказник «Кабанский» представляет собой равнину в дельте Селенги, там, где река впадает в Байкал. Местность богата мелкими протоками, заросшими камышами, во многих местах суши вообще нет - одна вода. На карте заказник это небольшой, в 20 % треугольник в центре дельты Селенги, его площадь всего 12100 гектаров. Режим охраны заказника чуть мягче, чем в заповеднике, но все равно доступ посторонних сюда не допускается - только по разрешениям, которые выдает ФГБУ «Байкальский государственный природный биосферный заповедник», под охраной которого находится заказник. Если кто-то хочет порыбачить, то и без разрешений, вне заказника, в дельте Селенги для этого много мест.

Охраняется в заказнике все - начиная растительностью и заканчивая животным миром. Охрана ведется вахтовым методом (одна вахта - неделя), охраняют его государственные инспекторы по охране территории. Инспекторы живут на кордонах, их два в разных сторонах заказника. Вахта объезжает территорию заказника зимой на машинах, а летом на моторных лодках.

- В праздники и выходные дни мы для оказания помощи охране дополнительно направляем в заказник свою оперативную группу, - сообщает Сергей Ткач, заместитель директора ФГБУ «Байкальский государственный природный биосферный заповедник» по лесохозяйственной деятельности. - Так было и в эти праздники. 3 января оперативная группа задержала нарушителей-рыбаков, сети у них изъяли, составили три административных протокола на незаконное нахождение на территории заказника.

Типовая ситуация, которая не вызывала никаких подозрений. Все задержанные понимали, что действительно совершили преступление, признавали свою вину, подписывались в протоколах. Нарушители были трезвые, никаких эксцессов с ними не было. Никто тогда и подумать не мог, что задержанные будут мстить. Первый инцидент произошел в ночь с 7 на 8 января. С одного из кордонов на протоке Средней поступила информация о том, что ночью сгорел служебный автомобиль УАЗ.

- Нас насторожила эта ситуация. Дело в том, что на ночь с УАЗа был снят аккумулятор, чтобы утром машина хорошо завелась, - рассказывает Сергей Ткач. - Таким образом, полностью исключалось замыкание проводки. Вторая возможная причина возгорания - если бы искра упала на горючие материалы или утепление, но машина не была ничем утеплена.  

На место выехала администрация заповедника, сотрудники полиции, представитель Госпожнадзора. Был произведен осмотр места, взяты материалы для экспертизы. Но уже тогда была озвучена наиболее вероятная причина возгорания машины - поджог.

- К вечеру мы вернулись домой, а ночью вновь звонок, но уже с кордона «Протока Колпиная», расположенного на противоположном конце заказника, -- продолжает Сергей Ткач. -- Оказалось, что ночью неизвестные заблокировали дверь кордона, обложили вход дровами, облили бензином и подожгли.

На кордоне в это время находилось два человека, личная машина одного из них стояла рядом с кордоном. Неизвестные проткнули на машине колеса, разбили стекло, рядом была уже заготовлена бутылка с бензином, чтобы, видимо, забросить внутрь. Но когда на машине разбили стекло, сработала сигнализация, инспекторы проснулись. Видимо, нарушителей это испугало, они все бросили и отъехали на своей машине в сторону, что-то выкрикивая. Сотрудники  заказника  сумели  выбить дверь и потушить возгорание. Слава богу, пламя не успело разгореться, только пол начал тлеть, дым уже пошел в кордон.

Преследовать преступников было невозможно -- колеса  машины были спущены. Инспекторы сразу же сообщили о нападении руководству заказника и в управление заповедником, оттуда сигнал поступил в полицию. Оперативная группа приехала незамедлительно, к поиску преступников подключился работник ФСБ, работавший в районе.  

- Когда на нашем кордоне сгорела машина, было бесснежие, подъездной след был слабый, - рассказывает заместитель директора заповедника. - А за сутки выпал хороший снег, и следы той машины, на которой подъезжали преступники, были хорошо видны. Опергруппа поехала по этим следам и подъехала к селу Корсаково. Поскольку у нас сразу было подозрение, что все происходящее похоже на месть, мы стали прикидывать, кто это может сделать? Мы подняли протоколы задержания и выяснили, что двое из задержанных родом из Корсаково. Мы сообщили оперативной группе адрес задержанных, они по следам уже ехали по селу, и следы привели их к этому самому адресу из протокола. У дома стояла еще теплая машина, находящиеся там люди не отпирались. Сотрудники полиции получили от них признательные показания, их задержали и отвезли в отдел.

По подозрению задержаны взрослые люди. Одному 28 лет, он родом из Корсаково, но живет в Улан-Удэ. Второму 36 лет, у него четверо иждивенцев, житель Корсаково. На сегодня все материалы из полиции переданы в СО по Кабанскому району СК РФ по РБ, где проводится доследственная проверка по покушению на убийство.

- Я не понимаю, что их толкнуло их на это умышленное преступление, - делится заместитель директора заповедника. - По административному делу им грозил всего лишь штраф от 1 до 2 тысяч рублей. А поскольку они впервые были задержаны, то штраф был бы небольшим. Сейчас мы усилили охрану заказника - помимо вахты мы регулярно высылаем туда опергруппу заповедника из Танхоя.

Как выяснилось, это уже не первый случай поджога кордонов охраны. Первый кордон полностью сгорел в конце 90-х, затем сгорел кордон в начале 2000-х. Виновные тогда найдены не были.

Любовь Ульянова, «Номер один».


^