15.09.2004
Светлане Ринчиновой 23 года. Сейчас она проходит лечение в гинекологическом отделении онкологической больницы. Свою историю молодая женщина рассказывает сухо, оперируя сложными медицинскими терминами: она хорошо разобралась в том, что с ней произошло, и точно знает — детей у нее никогда не будет, да и шансов на выздоровление очень мало. "Я бы не стала обращаться в редакцию и рассказывать о случившемся, -говорит Светлана, — но мне страшно за женщин нашего Селенгинского района, которые идут на прием к гинекологу, из-за которого со мной произошла эта страшная трагедия".
Все началось 17 июня этого года. В тот злополучный день Светлана обратилась в Селенгинскую районную больницу к гинекологу. У молодой женщины была задержка месячных, а тест на беременность ничего не показывал. Осмотрев молодую женщину, врач все же поставила диагноз беременность — четыре недели. Светлану отправили на УЗИ, которое показало, что в полости матки действительно имеется какое-то образование. Изучив историю болезни, Светлане назначили аборт по медицинским показаниям.
— Вам рожать нельзя, — категорично заявила врач, — у вас кистозное разрастание яичников. Из-за этого и у ребенка, и у вас могут возникнуть серьезные проблемы.
— И я пошла на эту страшную операцию, — рассказывает Светлана. — Мне сделали мини-аборт, а через два дня после этой процедуры УЗИ показало, что больше в матке никаких образований нет. Однако после операции меня беспокоило сильное кровотечение. Поэтому я повторно обратилась к врачам. Мне назначили стационарное лечение, которое продлилось десять дней. Однако в больнице ничего сделать не смогли, кровотечение не прекращалось, и меня выписали, пояснив, что после аборта кровотечение — норма, соблюдайте некоторое время постельный режим, и все пройдет. Но после выписки, улучшения не наступило, скорее наоборот, меня стали беспокоить еще и гнойные выделения. Это доставляло очень много проблем — из-за резких болей я не могла сидеть, даже лежать нормально не могла... За это время я очень ослабла, стала часто терять сознание, а гемоглобин со 110 нормальных упал до 50, что близко к критической отметке. Я снова обратилась к врачам и только тогда меня направили в УланУдэ.
С момента аборта прошло 20 дней. В Улан-Удэ в Республиканском перинатальном центре Светлана прошла обследование. Городские специалисты были просто в шоке, настолько тяжелые и множественные последствия были у молодой женщины после аборта. По результатам обследования в перинатальном центре женщина перенесла еще одну гинекологическую операцию. А позже городские врачи поставили свой диагноз: в матке Светланы развиваются клетки злокачественной опухоли.
Позже Светлана услышала еще одну горькую правду: аборт ей был проведен по ошибке. Гинеколог поставила неправильный диагноз, Светлана вовсе не была беременна, а то образование в матке, которое показало УЗИ, вовсе не являлось плодом. То были клетки злокачественной опухоли, которые только начали развиваться. И их ни в коем случае нельзя было удалять. Проведение аборта лишь усугубило ситуацию.
Сейчас Светлана проходит лечение в гинекологическом отделении онкологической больницы, ей назначена химиотерапия. Цель этого лечения — по возможности убить раковые клетки. Препарат циклофасфан, с помощью которого проводится лечение, является очень сильным и может дать тяжелые последствия и на другие органы.
— Я до сих пор не верю, что из-за ошибки врача возникли такие страшные последствия, — сокрушается Светлана. — Я замужем, и если раньше мы надеялись, что у нас будет ребенок, то теперь даже надежды нет. Я намерена подать на этого специалиста в суд, хотя мне и говорят, что в нашей стране медики не подсудны, я верю, что добьюсь справедливости. Я, конечно, могу все оставить на совести врача, по вине которого так пострадала. Но мне больно за других женщин, которые идут к ней на прием. Ведь они находятся в опасности.
Наш корреспондент связался с главный врачом районной Селенгинской больницы по телефону. Услышав имя пациентки Светланы Ринчиновой, главный врач сильно занервничала и заявила, что от каких бы то ни было комментариев она отказывается:
— По поводу этой пациентки и говорить нечего.
— Поясните, пожалуйста: диагноз беременность действительно был поставлен по ошибке врача или беременность все же была?
— А всякое может быть. И сегодня, пока нет анализов гистологии, я вам ничего сказать не могу. Только гистологическое исследование может подтвердить была беременность или не была.
Из разговора с главным врачом осталось непонятным одно: почему медикам до сих пор неизвестно, была женщина беременной или нет, ведь аборт Светлане Ринчиновой назначали не просто так...
^