15.09.2004
Мама маленькой Даши, девочки с небесно-голубыми глазами, Светлана Чикшина — известная в городе личность, владелица одного из лучших в Улан-Удэ маникюрных салонов. Но успешный бизнес Светлану сегодня почти не интересует, как говорит она сама, некоторое время назад она поняла, что ее миссия — помогать родителям детей, больных ДЦП, обрести надежду на будущее. Когда у Светланы родилась вторая дочь, она сама столкнулась с этими страшным диагнозом. Тогда Светлана просто не знала, что делать... А сегодня она полна уверенности, что сможет поставить ребенка на ноги. Наша медицина иногда слишком рано ставит крест на здоровье детей.
Даша родилась в 2002 году. На тот момент ее маме было 33. Как говорит Светлана, это зрелый возраст для рождения ребенка и поэтому к своей беременности и родам она относилась очень внимательно — не пропускала ни одного визита к врачам, выполняла все их предписания. А чтобы максимально подстраховать себя и своего ребенка, оплачивала некоторых специалистов и роды. Но несмотря на все предосторожности, девочка родилась с ослабленным здоровьем.
— Как мать я понимала, что с мои ребенком не все в порядке. У меня есть старшая дочь, которой 12 лет, но она развивалась совсем по-другому, — рассказывает Светлана Чикшина. — Полтора года мы лечили ребенка сначала от вирусного менингита, потом от пневмонии, а в итоге нам поставили диагноз ДЦП и оформили инвалидность. Тогда я просто не знала, что делать... руки опускались...
Так бы впоследствии и лечили Дашеньку от ДЦП, хотя лечению эта болезнь не поддается, медикаментами лишь можно ее облегчить, если бы не случай, благодаря которому у матери появилась надежда на лучшее.
— Даяна, клиентка нашего салона, работает в Бурятии над усыновлением детей из российских детских домов в Америке. Даяна была свидетельницей того, что я была беременна, того, что я родила, и когда узнала, что у моего ребенка проблемы, предложила свою помощь, — рассказывает Светлана. — Дело в том, что в США диагноз ДЦП не ставят до тех пор, пока ребенку не исполнится 5 лет, поскольку ДЦП в раннем возрасте по некоторым признакам очень похож на другое гораздо менее серьезное заболевание — синдром Уокера. Поразившись тому, как российская медицина легко ставит детям диагноз ДЦП, она предложила нам пройти обследование в Америке .
Сначала Даяна и ее коллега Дороти сняли на видеокамеру маленькую Дашу, как она двигается, что умеет делать, как реагирует на раздражители. После кассету отправили в США. Просмотрев запись, американские врачи усомнились в диагнозе ДЦП. Как только были подготовлены все необходимые документы, Светлана с двухлетней Дашей выехали в Америку. Там в одном из городов штата Висконсин девочка прошла все необходимые обследования, побывала у десятка специалистов. В результате сомнения медиков подтвердились — диагноз, который поставили российские врачи, оказался неверным. У девочки вовсе не было проблем с головой и центральной нервной системой. У Даши были проблемы с тканями мышц или так называемый синдром Уокера, который излечим.
— Еще в результате этого обследования выяснилось, что у Даши переизбыток тяжелых металлов в головном мозге, — рассказывает мама Даши. — Дело в том, что, когда моей дочери поставили диагноз ДЦП, врачи назначили активное медикаментозное лечение, таблетки, уколы — и все очень тяжелые для организма препараты. Это настолько печально, что из-за неправильного диагноза мы просто напичкали организм ребенка таблетками, которые вызвали такие тяжелые последствия. Понимаете, тогда мы лечили мозг Даши, а нужно было лечить мышцы.
Синдром Уокера лечится различными физическими упражнения и специальным массажем. Все рекомендации по лечению Даши Светлана привезла с собой. А также массу американской медицинской литературы.
— Когда я спросила у американских врачей, почему наши врачи поставили ребенку такой страшный диагноз, как ДЦП, мне ответили: во-первых, в России о синдроме Уокера мало что известно и, если у ребенка есть какие-то подозрения, то ему сразу ставят ДЦП, не разбираясь детально в каждом отдельном случае, во-вторых, эти два заболевания имеют некоторые сходства, а в-третьих, ваши врачи не умеют воспринимать все новое, работают как в советские годы.
Пережив два страшных года с мыслью "у моего ребенка ДЦП", Светлана и сама очень изменилась. Тогда ее шокировала цифра — в Бурятии около 2 000 детей страдают ДЦП. Для американцев это очень редкое заболевание, а у нас — норма. Тогда у Светланы возникло ощущение, что нашим врачам нет дела до судьбы человека, и раз детям так легко ставят диагноз ДЦП, то с этим надо бороться.
— Одной, конечно, невозможно свернуть горы, но я чувствую, что моя миссия — помогать детям с диагнозом ДЦП и их родителям, — поясняет Светлана. — Когда мы отправились в Америку, мне помогли мои клиенты. Я хочу сказать, что у нас не черствые люди, просто мы немножко забываем, что нужно друг другу помогать. И я тоже хочу помочь людям, попавшим в ситуацию, похожую с моей. Я не врач, но, столкнувшись с этой нелегкой проблемой, очень многое поняла. Я хочу сказать, что ко мне можно обращаться. Я чем смогу, помогу, у меня есть очень много информации и о ДЦП и о синдроме Уокера. И я хочу объединиться с матерями, у которых дети больны этим страшным недугом, потому что вместе мы будем сильней.
Сейчас Даше 2 годика и 2 месяца, но по социальнофизическому развитию она как восьмимесячный ребенок. Однако Светлана не отчаивается, она верит, что сможет поставить ребенка на ноги до 7 лет и надеется, что Даша, как и все нормальные детишки, пойдет в школу. Никто не говорит, что излечить ребенка будет легко. Это каждодневные и очень кропотливые занятия. Но ведь это неважно, когда есть надежда.
— Я считаю, что для семей, у которых возникает такая проблема, это не наказание, это испытание, чтобы быть еще сильнее, — объясняет Светлана Чикшина. — Я мастер маникюра, и я считала, что это моя жизнь, я могла работать по 10—12 часов в сутки. А сейчас я понимаю, что моя цель помогать людям. Ко мне всегда можно позвонить на работу по тел. 22-06-44, что-то спросить или подсказать. А может, и подумать над тем, чтобы создать организацию родителей, чтобы общими усилиями создать какую-то программу восстановления этих детей. Я уже поняла, что врачи, после того как ставят диагноз ДЦП, не верят в их исцеление, а мы, матери, верим и мы должны сделать все, чтобы наши дети были здоровыми и счастливыми.
^