22.09.2004
20 июня в торжественной обстановке, с цветами и шампанским, в присутствии Президента республики, высокопоставленных чиновников и средств массовой информации была разрезана красная ленточка, протянутая перед дверьми нового операционного блока легочно-хирургического отделения республиканского противотуберкулезного диспансера. Пациенты этого заведения, выглядывая из окон, весело махали руками снимающим их телекамерам. Это был исторический день в жизни республики, все республиканские новости заявили, что теперь в Бурятии наконец начнут делать операции больным туберкулезом. Оказалось, открытие оперблока было не чем иным, как фикцией.
В течение нескольких летних месяцев пациенты легочно-хирургического отделения писали обращения Президенту республики, министру здравоохранения и мэру Улан-Удэ по поводу того, что с момента громкого "открытия" оперблока ни одной операции проведено так и не было. Евгений, 28-летний студент заочного отделения одного из вузов Улан-Удэ, является инвалидом третьей группы с диагнозом туберкулез. Молодой человек провел в диспансере не один курс многомесячного лечения и не раз собирал подписи под обращениями с просьбами обратить внимание на отсутствие возможности в Бурятии для оперирования таких больных, как он. У него на руках и письменные ответы чиновников, в которых говорится, что реконструкция легочно-хирургического отделения завершена. А не открывают его, оказывается, потому, что комиссия по борьбе с незаконным оборотом наркотиков не дала разрешение врачам диспансера право на использование наркотических анальгетиков.
Евгений рассказывает, что очень многим больным, которые находились вместе с ним на лечении, противотуберкулезные препараты уже давно перестали помогать. Многих выписывают, отправляя домой "до лучших времен", а тем временем происходит обострение, возрастает число контактируемых и болезнь принимает все более масштабный характер.
— Я узнал, что заразился туберкулезом, когда перед очередной сессией пошел делать флюорографию. Я раньше думал, что меня это не коснется никогда, но оказалось, от этой болезни пострадать может каждый. До того, как я узнал, что заразился туберкулезом, никогда не задумывался, сколько людей страдает этим заболеванием. Теперь во время любого передвижения по городу я каждый раз обязательно встречаю по несколько пациентов диспансера, имеющих достаточно серьезные формы заболевания. В Улан-Удэ их действительно немало.
Операции в республике не делаются до сих пор, и многие больные, так и не дождавшись помощи, умирают в длинной очереди за спасением. Для многочисленных больных, находящихся на стационарном лечении в легочнохирургическом отделении республиканского противотуберкулезного диспансера, операция является единственной возможностью выздороветь. Сегодня, как и все предыдущие годы в республике, такие операции не делаются вообще. Единственная возможность — это получение квоты на операцию в Новосибирске, но такой шанс выпадает лишь единицам.
По словам пациентов легочно-хирургического отделения диспансера, жаловаться на медицинский персонал у них нет причин, врачи делают все зависящее от них. Но многим больным простыми таблетками уже не поможешь. Сегодня, кроме отсутствия разрешения на применение наркотических веществ, операционный блок не в силах открыться и по ряду других не менее существенных причин. Из-за затянувшегося строительства на стенах коридоров, между операционными комнатами завелся грибок, и пятна темной плесени очень быстро распространяются во всех направлениях. Медицинский персонал, надев марлевые повязки и взяв в руки молотки, собственноручно отбивает со стен влажную штукатурку — только так можно прекратить распространение грибка. В пустой послеоперационной палате во время дождей капает с потолка вода. Проводить операции в такой антисанитарной обстановке никто не будет. Любое заражение пациента посторонней инфекцией — и виновен во всем будет врач.
Одновременно с открытием операционного блока было сдано и новое отделение реанимации противотуберкулезного диспансера. Сюда попадают те, кто имеет уже крайние степени заболевания. Как и в случае с оперблоком, новая реанимация до сих пор пустует. Многочисленные недоделки не позволяют разместить больных в новом просторном помещении. Сегодня тяжелобольные мужчины и женщины ютятся вместе в одной небольшой палате, перегороженной занавеской из простыни.
На вопрос, когда же наконец откроется оперблок легочнохиругического отделения республиканского противотуберкулезного диспансера, заместитель министра здравоохранения республики Анатолий Безменов ответил нашему корреспонденту:
— Документы на право применения наркотических веществ давно направлены в Москву и находятся на рассмотрении. Никаких замечаний по поводу недоделок строителей и протекающей в послеоперационной палате крыши к нам не поступало. Что касается плесени, то все ее следы уже давно уничтожены и буквально с октября в оперблоке начнут проводить первые операции.
Десятки больных, каждый день наблюдающих плесень на стенах, тем временам тоже не теряют надежды и в очередной раз ищут поддержки у Леонида Потапова, собрав уже почти сотню подписей под новым обращением к президенту:
"Никто не застрахован от этого страшного заболевания, и любой человек может где угодно заразиться туберкулезом. Обращаемся к Вам как гаранту законной власти с просьбой разобраться в причинах затянувшегося введения в действие операционного блока. Просим Вас, Леонид Васильевич, посодействовать скорейшему его открытии в действительности, а не только на бумаге", — написано пациентами легочно-хирургического отделения в обращении к Президенту.
^