22.09.2004
Четыре года назад в республике разгорелся скандал, который и по сей день помнят все наши земляки. Благочинного бурятского округа Православной Церкви обвинили в изнасиловании послушника. На прошлой неделе средства массовой информации получили письменные указания прокуратуры Октябрьского района, обязывающие опубликовать сообщения о реабилитации отца Игоря. Как оказалось, беспрецедентная травля бывшего главы православных Бурятии (к слову, "Номер один" в этой травле не участвовал. — прим.авт.) не имела абсолютно никаких оснований. Батюшку "размазали" в прессе, на ТВ и радио за просто так. Благочинный лишился своего высокого сана, доброго имени, преследовался наряду с махровыми рецидивистами совершенно напрасно. В самой грязной за всю бытность церквей Бурятии истории поставлена точка. Отбросим все эмоции и посмотрим теперь, по прошествии стольких лет на ситуацию трезво. А именно — с точки зрения закона, единственно верной и объективной в таких случаях. Невероятно, но в пылу массовой истерии вокруг батюшки этого никто так и не догадался сделать. Настало время расставить точки над i, а заодно постараться ответить на вопрос: по какой причине была развязана эта нечистая кампания против священника?
Чем наглее ложь, тем быстрее в нее поверят
Утверждения о травле не случайны. Эта история с самого начала напоминала хорошо организованную кампанию, разыгранную по всем законам грязных пиар-технологий. Судите сами.
Первое правило подобных кампаний: "ни слова правды", "чем наглее ложь, тем быстрее в нее поверят". Ложь на самом деле была чудовищной. Что может быть хуже для священника, чем оказаться обвиненным в растлении послушника? Между тем еще до уголовного дела было проведено судебно-медицинское освидетельствование, опровергнувшее вину отца Игоря. Об этом нигде не было написано. Нигде не было также указано, что НИ ОДНОГО факта, подтверждающего факт насилия, НЕТ. Нет показания свидетелей. НЕТ РОВНЫМ СЧЕТОМ НИЧЕГО.
Другое правило пиар-технологий: чем больше различных источников повторят ложь, тем быстрее ее примут за истину. Создать больше шума. Заведомо сформировать у населения уверенность в виновности "заказанного" человека. Массированная атака в прессе — одно из главных условий таких кампаний. И она началась. Широкомасштабная, совершенно невиданная в Бурятии. Гонцы были пущены одновременно по всем средствам массовой информации. Говорили убедительно (скорее всего, и сами верили тому, что говорили). В самом деле, как не пожалеть сироту-послушника? Прием безотказный. И журналисты "купились" — негодовали, обличали. В газетах, на ТВ и радио практически одновременно появляются убийственные разоблачительные выступления, в которых священника всенародно распинают. Отца Игоря называют не подозреваемым, не обвиняемым, а исключительно виновным. Гомосексуалистом, грешником, злодеем, преступником. Без суда и следствия.
Были в статьях и совсем уж недопустимые с человеческой точки зрения моменты. Возможно, именно они проливают свет на истинного режиссера этого скандала. Но об этом позже.
Вовсю использовалось и еще одно правило черного пиара — "давить" человека всеми методами, которые только возможно задействовать, постоянно разогревая скандал.
Враг народа
После массированной "артподготовки" в прессе начались дела уголовные. Очень странные дела.
6 октября 2000 года Прокуратура РБ по материалам средств массовой информации возбуждает уголовное дело в отношении Игоря Арзуманова по ст. 132 ч.2 УК РФ (насильственные действия сексуального характера) и направляет для производства в следственное управление МВД РБ. Через четыре месяца производство по делу было приостановлено.
После этого появляется шквал новых статей, в которых авторы негодуют на то, что "насильник" разгуливает на свободе.
6 сентября 2002 года производство по делу было возобновлено и дело направлено в прокуратуру Октябрьского района. На этом этапе защищать интересы отца Игоря, по просьбе прихожан, взялся один из самых опытных адвокатов Бурятии Анатолий Ивлев.
"Когда я ознакомился с материалами дела, был шокирован, — признается Ивлев. — Оказывается, когда еще проводилась предварительная проверка фактов, изложенных в СМИ, послушник С. прошел судебно-медицинское освидетельствование в республиканском бюро судмедэкспертизы. И уже тогда освидетельствование показало невиновность отца Игоря. А именно: никаких признаков того, что в отношении мальчика совершались сексуальные действия (мужеложство) обнаружено не было. Тем не менее, имея это заключение, фактически уже тогда ставившее в истории логическую точку, и не имея ни одного свидетельского показания, подтверждающего акты насилия, прокуратура РБ возбуждает уголовное дело. Это нонсенс." Еще более странно развернутся события дальше.
Во время следствия проводится еще одна судебномедицинская экспертиза в отношении послушника С. Заключение экспертов: абсолютно никаких (!) признаков того, что в отношении мальчика совершались систематические действия сексуального характера (мужеложство), не обнаружено. Тем не менее следствие выносит обвинение Арзуманову. Более того, объявляет его во всероссийский розыск. Батюшка же, не ведая о том, что его наряду с самыми опасными рецидивистами разыскивают по всей стране, совершает миссионерство в средней полосе России, а затем сам возвращается в Бурятию.
Тем временем следствие проверяет все возможные и невозможные доводы, на которых основывается обвинение.
Послушник же, который якобы подвергался насилию регулярно в течение трех лет, внятно может рассказать только об одном эпизоде, который, по его словам, могут подтвердить свидетели. Но свидетели этот факт полностью опровергают. Кроме того, свидетели подчеркивают, что мальчик умственно отсталый.
В ходе следствия в ноябре проводится еще одна, на этот раз комиссионная судебно-медицинская экспертиза с привлечением самых опытных и авторитетных специалистов. Эта экспертиза только подтверждает заключение предыдущих. Прокуратура так и не нашла ни одного факта, подтверждающего вину Игоря Арзуманова. Производство по делу было прекращено в связи с отсутствием события преступления.
Дальше события развивались, как в театре абсурда.
Батюшка благодарит Бога, что правда восторжествовала и испытания, которые он как христианин все это время смиренно переносил, остались позади. А адвокат Ивлев после получения решения о прекращении дела на законных основаниях обращается в прокуратуру Октябрьского района с ходатайством о реабилитации Игоря Арзуманова.
Реабилитация предполагает компенсацию морального и материального вреда, а главное — реабилитацию доброго имени священника в СМИ.
Вместо признания реабилитации 13 января 2003 года прокурор Октябрьского района отменяет постановление следователя о прекращении дела как незаконное в связи с неполнотой расследования, возобновляя уголовное преследование.
Однако менее чем через месяц, 9 февраля, дело вновь прекращено в связи с непричастностью Игоря Арзуманова к преступлению. "В ходе следствия доводы С. о совершении в отношении него преступлении подтверждения не нашли. Показания свидетелей полностью опровергают слова потерпевшего" (из постановления о прекращении уголовного дела от 9 февраля 2003 года).
Тогда адвокат отца Игоря, Ивлев вновь обращается в прокуратуру с заявлением о реабилитации.
В ответ на это прокурор во второй раз отменяет решение следователя о прекращении дела опять-таки в связи с неполнотой проведенного расследования ( несмотря на то, что закон запрещает возобновлять дело по одному и тому же основанию).
Следствие продолжается. Опрашиваются бесконечные свидетели, проводятся следственные эксперименты, следователи сбиваются с ног, ища хоть малейшее доказательства вины Арзуманова. А этого как раз им и не удается.
Адвокат обжалует решение прокурора в Октябрьском районном суде.
Суд постановлением от 6 марта 2003 года признает действия прокурора незаконными.
В ответ на это прокуратура подает кассационную жалобу в Верховный суд, требуя признать решение Октябрьского суда неправомерным. Верховный суд оставляет кассацию без удовлетворения. Решение о прекращении уголовного дела таким образом вступает в силу и обжалованию не подлежит.
21 мая 2003 года прокуратура Октябрьского района прекращает уголовное преследование Игоря Арзуманова.
Адвокат Ивлев в третий раз подает ходатайство о реабилитации. Если вы думаете, что на этот раз история подошла к логическому концу, то глубоко ошибаетесь.
Вы не поверите, но и в этот раз прокуратура отказала. "Просто так, без оснований, — поражается невиданной "упертости" Ивлев. — По-видимому, были какие-то неведомые причины, чтобы вопреки закону и элементарной логике прокуратура не желала, чтобы Игорь Аразуманов, невиновность которого признана была тремя постановлениями самой же прокуратуры, тремя судебно-медицинскими экспертизами, двумя судами, был реабилитирован. Факт абсолютно беспрецедентный".
И для отца Игоря начался очередной круг ада. Адвокат Hвлев оказался еще более "упертым", чем служители "ока государева" и опять обратился в суд с требованием признать действия прокурора Октябрьского района Бурлакова М.Н. незаконными.
Суд в августе этого года уже в третий раз удовлетворил требование адвоката и реабилитация наконец наступила.
Третьего сентября прокуратура Октябрьского района была вынуждена направить в газеты (которые "травили" батюшку на протяжении нескольких лет) письменные требования о размещении информации о реабилитации отца Игоря.
Однако будет ли таким образом полностью восстановлено доброе имя отца Игоря большой вопрос. Судя по всему, кто-то очень заинтересован, чтобы священник никогда не отмылся от грязи. Прокуратура разослала письма 3 сентября, а в одной из республиканских газет уже 1 сентября появилась заметка "Подозреваемого в изнасиловании батюшку реабилитировали". То есть газета решила сработать на опережение. В заметке опять повторяется жалостливая история мальчика, изнасилованного отцом Игорем, и ни слова о том, что вся эта история была полностью опровергнута в ходе следствия. Статья создает полное впечатление, что батюшка все-таки нечист, но суд почему-то признал его невиновным. Видно автор, или тот, с чьей подачи писал журналист, лучше, чем суд, знают, кто виноват. Кому же все-таки и чем так не угодил отец Игорь?
Кто "заказал мочить гидру недобитую"?
Кто заинтересован, чтобы имя священника оставалось втоптанным в грязь? Во время скандала больше всех проявляли активность отец Геннадий и атаман казачьего войска Касьянов. В своих показаниях Игорь Арзуманов признает, что у него были напряженные отношения с отцом Геннадием из-за того, что он инициировал финансовую проверку храма, настоятелем которого был отец Геннадий. А атаман Казачьего войска Касьянов был в хороших отношениях с отцом Геннадием. Но вероятнее всего их интересы совпали с чьими-то еще. С интересами могущественного кукловода, все время направлявшего и раскручивавшего ситуацию. Мы можем только догадываться, кто за этим стоит. В любом случае священнику и атаману-железнодорожнику не под силу было развернуть такую беспрецедентную кампанию по гонению отца Игоря.
Чем бы не руководствовались все, кто разогревал этот скандал, они использовали совершенно запрещенные приемы. Вернемся к провокационным моментам, о которых мы говорили в начале статьи и которые могут пролить свет на вопрос, почему "мочили" Игоря Арзуманова. В одном материале теперь уже не существующей газеты, написанным, судя по подчерку подачи, умелым пиар-технологом, сначала отмечено, что отец Игорь — уроженец Грозного, в жилах которого течет чеченская кровь. Затем особо, в рамочке (чтобы читатель не дай бог не пропустил), крупным курсивом выделено: "Не исключено, что теперь Арзуманова следует искать среди банд родственных ему по крови чеченских бандформирований". Последнее предложение повторяется в тексте дважды. То есть Игоря Арзуманова записали ни за что ни про что не только в насильники, но еще и в ряды чеченских бандформирований. Это ж надо до такой степени все извратить! Такое под силу только высокопрофессиональным манипуляторам общественного сознания. В одном месте статьи случайно или же намеренно используется почему-то энкавэдэшная терминология: "Почему же гидра не была уничтожена в самом зародыше?"
В другом ныне здравствующем издании атаман казачьего войска по простоте душевной прямо "брякнул" в своем интервью: "Он (отец Игорь. — прим авт.) осквернял наши храмы. Арзуманов родом из Грозного, чеченец по национальности. Я не даю гарантии, что он это делал без умысла, в то время, когда Россия ведет боевые действия с отдельными представителями этой народности. Скорее всего, делал все с умыслом, потому что в храме творить такие вещи нельзя. Священник насиловал наших детей, и это общеизвестно. У нас чеченец насилует детей и находится выше закона".
Далее. Сами факты, по версии послушника С., якобы происходили еще в 1993—97 гг. Однако шумиха началась лишь три года спустя, в 2000-м. В это время в стране началась вторая война с чеченскими террористами. Возможно, все это только совпадения. Хочется верить, что совпадения. Иначе "гидрой недобитой" без суда и следствия рискует оказаться каждый.
^