22.09.2004
Эта история началась в 2002 году. Когда на Улан-Удэнском хлебозаводе N1 "Таряан" было введено внешнее управление, по-простонародному началось банкротство. Несколько миллионов рублей долгов завод был не в состоянии выплатить, а у акционеров денег для помощи своему предприятию не было. Однако в его собственности находился впечатляющий имущественный комплекс с большим помещением в центре города. За негото и ухватились заинтересованные лица.
Сейчас уже можно предположить, что под руководством бывшего генерального директора ОАО "Улан-Удэнский хлебозавод N1 "Таряан" господином Ошоровым, являющимся по совместительству и акционером оного хлебозавода с контрольным пакетом акций, хлебозавод и пришел к банкротству. Предприятие лежало на боку, и возможности поправить ситуацию ни у кого не оказалось. В чем расписался и сам директор, не сопротивляясь началу процедуры банкротства и собственному отстранению от дел остановившегося завода.
Что ж, нет денег, расплачивайся имуществом. Непосредственный сосед "Тараяна", ОАО "Бурятхлебпром" решил выкупить пустующие площади завода. Заключил договор купли-продажи имущества с внешним управляющим "Таряана", взял кредит в банке и заплатил деньги. По подсчетам внешнего управляющего, после расчета с кредиторами, основным из которых является налоговая инспекция, в сумме около 11 миллионов рублей, у "Таряана" останется еще порядка четырех миллионов рублей. Таким образом, ОАО "Таряан" станет первым на территории Бурятии предприятием, которое будет оздоровлено в ходе внешнего управления.
Однако марте 2004 года бывший директор Ошоров В.С. вдруг находит деньги и погашает задолженность всем конкурсным кредиторам "Таряан" от своего имени, и подает заявление в арбитражный суд РБ с требованием стать единственным кредитором своего же завода. Означает это одно. Ошоров начал вновь претендовать на отобранное у него в ходе процедуры банкротства имущество. В ходе судебного заседания выясняется, что Ошоров В.С. занял деньги у иркутской фирмы, которая вот так просто выдает круглую сумму человеку, под руководством которого предприятие пришло к банкротству. Разумно предположить, что имущество нужно было даже не Ошорову, а неким иркутским фирмам, действующим через бывшего директора завода.
Видя, что имущество уплывает из рук Ошоров пускает в дело тяжелую артиллерию. Внешний управляющий после получения денег от ОАО "Бурятхлебпром" обратился в арбитражный суд за разрешением о расчете с кредиторами. Однако до этого в арбитражный суд обратилась Федеральная Служба по банкротству (ТО ФСФО), представляющая интересы государства, с заявлением о признании "Таряан" банкротом и введении конкурсного производства — финальной стадии процедуры. Тут уж голова идет кругом не только у читателей, но и у профессионалов. Зачем окончательно банкротить предприятие, у которого после расчета с кредиторами еще и деньги остаются?
Арбитражный суд только на том основании, что заявление о завершении внешнего производства подано внешним управляющим с пропуском срока, признает "Таряан" банкротом и вводит конкурсного управления. И кто, как вы думаете, назначается конкурсным управляющим? Правильно, иркутянин Николаев А.В. Тремя подписями судей решилась судьба целого хлебозавода. Круг замкнулся. Тут же новый управляющий обращается в арбитражный суд с исковым заявлением о признании договора купли-продажи имущества "Таряан" недействительным и требует вернуть его назад. Арбитражный суд сразу же выносит определение о запрете Учреждению юстиции по РБ регистрировать переход права собственности на ОАО "Бурятхлебпром".
На завод, что называется, "зашли" иркутяне. Как впоследствии было установлено, Николаев А.В. за время своего руководства успел снять со счета "Таряана" 800 тысяч рублей наличными, не проведя их по кассе предприятия. При этом никому из кредиторов не было заплачено ни одной копейки, да и уплаченные ОАО "Бурятхлебпром" деньги возвращать никто не спешил. Последнюю сумму (500 тысяч рублей) Николаев А.В. снял с расчетного счета уже 1 сентября, заранее зная, что он уже не конкурсный управляющий. Куда Николаев А.В. потратил незаконно полученные деньги, непонятно.
Федеральный арбитражный суд Восточно-Сибирского округа 30 августа 2004 г. отменил незаконное решение арбитражного суда Бурятии о признании "Таряана" банкротом и восстановил внешнего управляющего фактически оздоровившего предприятие. Таким образом, вроде бы восстановлена законность в этом деле, и можно ставить точку. Нет конкурсного управляющего, нет препятствий к расчету с налоговой инспекцией.
Как бы не так. Внешний управляющий, пытаясь довести сделку до конца, обратилась в арбитражный суд РБ с ходатайством об отмене обеспечения иска, то есть попыталась получить разрешение на расчет с кредиторами. Но не тут то было. Судья арбитражного суда, рассматривавший это заявление 10 сентября, допускает в судебное заседание представителя бывшего конкурсного управляющего Николаева А.В. и записывает его ходатайство в протокол судебного заседания. В отмене обеспечения иска отказано.
Из законного русла ситуация вышла. С одной стороны, всем понятно, что раз незаконно назначен конкурсный управляющий, то нет и не может быть его представителя. Лицом, участвующим в деле, конкурсный управляющий, которого нет, не является. Суд может рассмотреть в судебном заседании лишь только заявление лица, участвующего в деле. Очень хотелось бы считать, что судья арбитражного суда просто добросовестно заблуждается, совершая указанные действия.
Но возникает один вопрос: а каким образом представитель бывшего конкурсного управляющего узнал о дате рассмотрения заявления внешнего управляющего, если сторонами по делу являются только ОАО "Улан-Удэнский хлебозавод N1 "Таряан" и ОАО "Бурятхлебпром", ни один из которых не сообщал бывшему конкурсному управляющему, проживающему в г.Иркутск о дне и дате рассмотрения заявления по вопросу? (Об этом согласно Арбитражному процессуальному кодексу уведомляются только стороны. Если основываться на принципе беспристрастности суда, то можно только предположить, что Николаев А.В. обладает недюжинными телепатическим данными, что на самом деле сомнительно. Неужели остается засомневаться в беспристрастности суда? Пусть читатель сам делает вывод. Тем временем бюджет не может получить свои деньги, ОАО "Бурятхлебпром" — честно приобретенное имущество, а наблюдатели не могут очнуться от недоумения.
^