29.09.2004
Для записи государственного гимна республики в этом году Правительство отрядило огромную делегацию музыкантов в город Новосибирск, где есть студия звукозаписи. Проблема заключается в том, что сделать это у нас попросту не на чем: в республике не было и нет звукозаписывающей студии. Безуспешная попытка организовать ее предпринималась уже несколько лет назад. Началось все, тогда как ни странно, с подачи чиновников. В 2000 году улан-удэнским властям в очередной раз понадобился качественный компакт-диск с записью гимна Бурятии на русском и бурятском языках.
Управление культуры бурятской столицы в лице его начальника Валентины Цыреновой срочно начало искать специалистов в этом деле и встретилось с представителями продюсерского центра "Грант" Виктором Малдаевым и Маратом Тумахани. Мол, выручайте, честь республики в опасности, поможем вам, чем можем. Те двое с энтузиазмом взялись за проект, согласно которому бурятский исполнитель мог приходить в будущую студию, с ним работали бы композиторы, педагоги-вокалисты, аранжировщики. И в конце рождался бы готовый диск или кассета с полноценным творчеством местных певцов. Идея была самая что ни на есть благая. Владимир Прокопьев (тогда еще заместитель мэра по социальным вопросам) выслушал Малдаева с Тумахани, одобрил их проект, о котором сказал, что он "социально значим... должен послужить мощным толчком в развитии бурятской эстрады", и попросил составить бизнес-план.
Люди, всю жизнь занимавшиеся нотами, сели за учебники по экономике и сделали за несколько месяцев требуемый план. Согласно которому на современном цифровом оборудовании в год производилось бы до 140 тысяч дисков с записями местных исполнителей. Себестоимость производства одного компакт-диска была предельно низкой — 14 рублей. И если продавать по средним ценам (70—80 рублей), то студия должна была окупить себя через полтора-два года. Для бурятских мастеров вокала и делающих первые шаги на этом поприще открывались огромные возможности продвинуть себя в массы, развивать местную эстраду в современном варианте.
У потенциальных потребителей появилась бы возможность ближе узнать молодых исполнителей республики, сравнить их с другими. Бурятия могла бы достойно представлять себя перед своими гостями, на различных фестивалях и форумах. Много чего хорошего в перспективе обещала студия. Пришла пора согласовывать созданный бизнес-план с руководством мэрии. Первый круг оказался неудачным: чиновники решили, что нет экономической экспертизы и многого другого. Авторы устранили замечания чиновников и принялись дальше согласовывать план. Шли месяцы, а дело погрязло в бумажной трясине. Резолюции мэрские чиновники накладывали самые поразительные: "нет необходимости", "не считаю целесообразным", "нет экономической обоснованности", "снять разногласия" и прочие изыски бюрократического творчества. Энтузиазм у продюсеров "Гранта" начал медленно угасать. В конце многострадальной эпопеи вокруг студии главной причиной ее отсутствия стали, как издревле повелось, финансы: цена вопроса на тот момент составила восемь с половиной миллионов.
Сумма кому-то покажется внушительной, но для бюджета города, а тем паче республики, она не очень обременительна. Готовились даже поделить расходы между этими органами власти. После многократных согласований встал вопрос с помещением. Долго решали и постановили разместить будущую студию в умирающем ДК ЛВРЗ. Появление творческого центра там оживило бы жизнь. Время между тем шло, а проблема так и не решалась.
В 2002 году Владимир Прокопьев был назначен министром культуры республики. Казалось бы, решение вопроса должно только ускориться, сетует один из вдохновителей идеи со студией Марат Тумахани. Но сейчас остается только с грустью констатировать: умер "Серебряный лебедь", закатился "Белый месяц", нет и продюсерского центра "Грант". А во Дворце культуры ЛВРЗ, который сейчас называется городским культурным центром, появилась угроза обрушения потолков. А про местных артистов вспоминают тогда, когда они нужны: на предвыборных мероприятиях, свадьбах и презентациях.
Развить эстраду в условиях Бурятии без государственной поддержки невозможно, подводит итог Марат Тумахани. Пытались найти частных инвесторов, но те не проявили никакого интереса. "Вы лучше предложите мне аппарат, делающий водку из воздуха", — парировал один местный бизнесмен. Оно и понятно: водка с закуской приносят неплохие доходы, а главное, это происходит быстро. Вот только почему бурятская промышленность должна развиваться именно в таком направлении?
^