29.09.2004
Таланты обычно богаты. В Бурятии таланты есть, но на гребень волны почему-то взлететь не могут. Ни тебе места в истории, ни больших денег... Уважение коллег ценно, но его на хлеб не намажешь и вприкуску с чаем не съешь. К тому же за детищем своего творчества надо постоянно следить. Есть, оказывается, профессия такая — следить за театрами, ресторанами и радиостанциями. Этим делом у нас в республике занимается Ирина Кубальская. Она инспектор Дальневосточного филиала Российского авторского общества (РАО). Главный защитник интересов творческих людей помогает им не упустить свои кровные.
26 бурятских композиторов
Среди "подзащитных" имена многих авторов из Бурятии. Если где-нибудь в концерте, театре и т.д. были проиграны произведения этих авторов, это не уйдет от внимания РАО.
— Мы сотрудничаем в республике с более чем сорока местными ныне живущими авторами, а также наследниками умерших, — говорит Ирина Кубальская. — Обычно речь идет об авторах музыки (их большинство — 26) и текстов, хореографах, художниках-сценографах и художниках по костюмам. Каждый имеет зарегистрированные права на несколько произведений. Отследить публичное исполнение каждого своего произведение автору очень сложно.
Малоизвестный факт: перед спектаклем заполняется специальная справка о предстоящей премьере, в которой указываются все авторы. Им делается запрос: на каких условиях автор согласен, чтобы использовалось его произведение. Сколько же денег получает автор от театра? Это определенный процент от валового сбора. В мюзикле, оперетте, музыкальной комедии композитору причитается минимум пять процентов от денежных сборов, автору пьесы тоже, хореографу два процента и т.д. Чем чаще в нашем оперном театре аншлаги и чем дороже билеты, тем больше зарабатывают эти талантливые люди.
Как нам рассказала Ирина Кубальская, после смерти автора наследники получают гонорар за творение предка не вечно. Например, последняя опера "Гэсэр", созданная композитором Анатолием Андреевым и рядом других авторов, будет давать им до самой смерти отчисления от каждой постановки. Но их наследникам — только в течение семидесяти лет после смерти автора. Затем автор становится чем-то вроде всемирного наследия, которое может использовать бесплатно любой желающий. Но, согласитесь, за 70 лет популярная вещь может дать огромные деньги.
Богачи от искусства отсутствуют
Ирина Кубальская регулярно приходит в улан-удэнские театры, имеющие соглашение с РАО, и собирает сведения об авторах игравшихся пьес и их доле в выручке. Вскоре на банковские счета творческих людей приходят очередные суммы. Сегодня в Бурятии, к сожалению, на авторские гонорары жить нельзя. Это слишком маленькие деньги. У нас нет ни одного автора, у которого данные гонорары стали бы достойным источником существования. В Бурятии всегда что-то пишут, но ни одно произведение не смогло обрести всероссийскую популярность.
Большинство авторов республики известны только у нас. Исключения можно перечесть по пальцам. Например, произведения нашего земляка Лобозерова ставятся в Москве и Санкт-Петербурге. Во многих городах играют музыку Анатолия Андреева, Виктора Усовича. Вот, пожалуй, и все. Творческий нокаут удручает.
В целом РАО (единственная организация такого рода и наследник Всесоюзного агентства по авторским правам) имеет соответствующие договоры с более чем семнадцатью тысячами (!) авторов и их наследниками по всей стране. И за их трудами тоже нужен глаз да глаз.
Рестораны и бары не платят
По словам нашей собеседницы, ситуация с соблюдением авторских прав в Бурятии очень сложная. Например, бары и рестораны считают, что не должны никому платить за звучащую музыку.
— Они говорят, что, купив кассету или диск, они уже заплатили деньги. Но не обращают внимание на то что, эти кассеты предназначены для личного пользования, — говорит Ирина Кубальская. — Предприниматели часто оправдываются тем, что не берут за музыку деньги. Хотя по закону бары, кафе, рестораны и другие предприятия общепита являются плательщиками авторского гонорара за публичное исполнение произведения.
Среди телеканалов тоже все непросто. Один из положительных примеров — БГТРК. Прокрутив песню в концерте по заявкам телезрителей, компания это документирует и перечисляет авторам гонорар.
В Бурятии в прошлом году на некоторые телекомпании были поданы иски о незаконном использовании музыкальных произведений Рыбникова, Клявера и Костюшко ("Чай вдвоем"). Перечисленные авторы имеют договор с РАО, и оно выступило на их стороне. Истина до сих пор не найдена. Противостояние в судах продолжается. Ирина Кубальская намерена идти до конца. Аналогичные суды в других регионах Российское авторское общество не раз выигрывало. В США и Европе творческие люди основной доход имеют именно с авторских процентов и поэтому всегда отстаивают свои права. Развивается эта тенденция и в России.
В прошлом году милиция совместно с Ириной Кубальской проводила рейды по проверке лицензионных соглашений. В каких-то случаях это дало результаты, в каких-то нет. Чтобы подать исковое заявление, надо доказать факт использования произведения.
— Для этого мне надо взять трех человек и прийти, например, в "Бурятию", в ресторан. Посидеть там, записать, какие песни исполнялись. Потом подойти к администратору и попросить его подписать рапортичку. Если администратор отказывается, то подписывают три свидетеля, — говорит наша собеседница. — Или прийти с диктофоном, видеокамерой. До сих пор боремся, чтобы "Бурятия", и другие рестораны подписали соглашение об охране авторских прав. У ресторана "Баргузин", к примеру, это лицензионное соглашение давно есть. Они еще в советские времена выплачивали авторские гонорары, Раньше две копейки, сейчас, конечно, больше. Бар "У Бориса", "Восточные ворота" тоже выплачивают авторские. Но большая часть заведений общепита соглашения подписывать отказывается вообще или отказываются их пролонгировать.
Интересно, что размер авторских выплат зависит от количества посадочных мест в ресторане, баре. Эти деньги делятся между поэтами-песенниками и композиторами, песни которых звучали в зале. А песни определяются просто. Общепитовские заведения должны регулярно предоставлять перечень звучащих произведений. При этом как звучат песни — на аудиокассете или их исполнил живой ансамбль — неважно. Может быть, в список рестораны включают не все песни, и какие-то авторы страдают. Но что поделать? За всем уследить невозможно. В соглашении сказано, что они несут ответственность за достоверность плей-листа.
Ситуация с авторскими правами в Бурятии сложна. Но в скором времени, как заявила Ирина Кубальская, работа по их защите будет активизироваться.
^