29.09.2004
В этом году в Байкал выпустят 600 миллионов мальков Посольского омуля. Сейчас рыбу, которая идет на нерест, отлавливают рыбаки Большереченского рыбоводного завода, чтобы в искусственных условиях воспроизвести омулевое потомство. Мера эта необходимая: без искусственного воспроизведения всего через девять лет в Байкале не останется деликатесной рыбы . Мало кто догадывается, но практически весь посольский омуль, который сейчас есть в Байкале, появился на свет благодаря человеку.
— Сейчас началась большая путина, — говорит Виктор Матанцев, главный рыбовод Большереченского рыбоводного завода, — и наша задача перевезти на базу завода как можно больше хороших производителей и получить от них оплодотворенную икру.
Производителей, то есть омулевых самцов и самок на Большереченский завод перевозят в специальных контейнерах с надписью "Живая рыба". Но сначала омуль, который заходит в предустьевые участки рек Култушная, Абрамиха и Большая речка, попадает в загоны. Там рыбу отлавливают стальной ловушкой и сортируют.
В устье реки Култушная работает бригада опытных рыбаков, которым хватает одного взгляда на рыбу, чтобы определить, хороший ли это производитель.
— Мы отбраковываем травмированных особей, мелких и слишком молодых, — не отрываясь от работы комментирует процесс рыбак Михаил. — А также отправляем в сторону часть самок, потому что на заводе на каждую самку должно приходиться по два самца.
— А как вы определяете самцов и самок?
— Очень просто. Самцы шершавые, а самки гладенькие.
"Избранных" производителей загружают в зооконтейнеры и везут на завод.
— Ехать надо быстро, — говорит водитель одной из машин, который везет на завод зооконтейнеры, — для рыбы это сильный стресс. Представляете, сначала ее отловили, потом поместили в контейнер... Когда рыбу загружают, я как бы в шутку разговариваю с ними: "Ну ребятки, давайте на дно контейнера. Я постараюсь довезти вас быстро".
К двум часам дня на завод перевезли 24 зооконтейнера — это примерно пять тысяч производителей. Всю привезенную рыбу выгружают в садковую базу, которая построена прямо на одном из притоков Большой речки. Так что в садках рыба чувствует себя как дома: вода и даже течение, все как в природе, только "речка" эта находится под крышей и поделена на зоны. Собственно здесь и происходит нерест рыб.
— Здесь оплодотворенная икра падает на дно каждого садка, затем токами воды за счет перепадов уровней смывается в специальный икрозаборник и закладывается на инкубацию, — рассказывает Виктор Матанцев. — В этом году мы планируем перевезти на завод около 250 тысяч производителей, чтобы получить 1 миллиард 100 миллионов икринок. В Байкал мы выпустим около 600 миллионов мальков омуля.
600 миллионов мальков омуля — цифра не случайная. Дело в том, что Посольский залив сможет прокормить именно такое число молоди и не больше, а в противном случае личинки друг друга объедят. Даести миллионов мальков омуля уедут в другие озера России и мира. В последние годы интерес к сибирскому омулю очень высок. Многие регионы России и некоторые страны мира зарыбляют свои озера и предпочитают всем другим рыбам покупать омуль, так что через девять лет (а именно столько растет омуль) Байкал будет не единственным озером в мире, где водится эта рыба. В этом году мальки омуля отправятся на озера Амурской области, в Китай на озеро Хунур, в южные озера Читинской области, в Хакасские озера и даже на пресноводные участки Балтики. Каждый миллион подращенных мальков стоит десять тысяч рублей. Цифра смешная, учитывая какой это трудоемкий процесс — выращивание мальков.
— Омуль — это очень тугорослая популяция рыбы, — поясняет Виктор Матанцев. — Взрослеет рыба, то есть идет на первый нерест, к 9—11 годам. А чтобы из икры получить личинку, требуется более 240 суток, то есть около девяти месяцев. Для сравнения: икринка карпа вызревает в течении трех суток, икринка осетра — четырнадцати. Да и работа в "омулевом" инкубаторе очень кропотливая. За икринками нужно следить круглосуточно. Наши женщины работают по четыре смены, в течении девяти месяцев они отбирают мертвые икринки, промывают инкубаторы, поддерживают необходимую температуру...
Но задолго до того, как получатся мальки, икринка должна оплодотвориться. На заводе это происходит естественным образом, прямо в садках. Рыбовод Александр Степанов, который трудиться на садковой базе завода уже четвертый год, говорит, что нерест рыбы — потрясающее зрелище.
— Представляете, два самца зажимают самочку и помогают ей плыть как можно выше по течению, даже в садках! А когда приходит срок, самцы начинают тереться об самочку. Тогда выделяется икра и молока. Днем этого вы не увидите, а вот когда дежуришь ночью, так интересно за ними наблюдать! Вы бы знали какой тут шум от шорканья чешуи стоит!
Все оплодотворенные икринки попадут на дно, оттуда по специальным икросборникам в инкубатор, а через девять месяцев, в мае — в Байкал. Мало кто знает, но практически весь посольский омуль, вот уже на протяжении 71 года — дело рук человека. Именно столько работает Большереченский рыбоводный завод. Без искусственного воспроизведения омуля не станет. Просто когда рыба будет уходить на нерест, ее переловят браконьеры. Но пока работает завод, рыба в Байкале будет.
^