24.02.2012
С детскими суицидами в Бурятии начнут бороться системными мерами.
С детскими суицидами в Бурятии начнут бороться системными мерами.

По поручению президента в правительстве прошло особое совещание, посвященное проблеме высокой смертности от внешних причин. Одной из центральных проблем, обсужденных на совещании, стали детские суициды. Согласно статистике, в Бурятии дети совершают самоубийства в 2--3 раза чаще, чем в других уголках России.

Печальная статистика

Девочки чаще совершают попытки убить себя, чем мальчики. Зато у мальчиков покончить с собой получается лучше - на их долю приходится 80 % завершенных суицидов. Всего же показатель числа детских самоубийств в республике составляет 50 на 100 тысяч детей в год при среднероссийском показателе 20. Чаще всего подростки уходят из жизни из-за конфликтов в семье. На втором месте стоят конфликты со сверстниками и педагогами. Остается одной из самых распространенных причин самоубийств несчастная любовь.

Еще одной причиной, называемой в предсмертных записках, является «разочарование в своей жизни». Существует и такая графа в причинах детских суицидов - «причина не выявлена». И она достаточно велика.

В городе Улан-Удэ в прошлом году произошло 30 попыток суицидов среди детей и подростков. 25 попыток закончились смертью. И хотя есть тенденция к снижению показателей, они все же остаются, по мнению властей, «удручающими». Ежегодно в республике кончают жизнь самоубийством в два раза больше подростков, чем в среднем по стране.

- Мы занимаем лидирующее место в России по детскому суициду, - говорит уполномоченная по правам ребенка Татьяна Вежевич, - одна из причин - система комплексных мер межведомственного характера у нас на сегодня отсутствует. Эта разобщенность, начиная статистикой и заканчивая мерами организации, приводит к тому, что должного эффекта по решению проблемы мы не получаем.

Психологи школам не по карману

По мнению Татьяны Вежевич, немалую ответственность за происходящее должны нести образовательные учреждения, однако сейчас о воспитании детей в школах забыли.

- Сегодня слишком много формализма и показушности, а воспитание вымывается из образовательных учреждений. На мой взгляд, должна претерпеть качественные изменения работа и с ребенком, и с родителями, и с семьей. Нужно создать или восстановить школьную психологическую службу. Необходимо приобщать детей к творческой деятельности, развивать систему дополнительного образования, -- считает Татьяна Ефимовна.

Основным способом борьбы с детскими суицидами специалисты называют профилактику. Ведущую роль в ней отдают школе, где можно на ранней стадии выявить склонность к суицидальному поведению ребенка. И в этом отношении помощь психологов неоценима. Однако в Бурятии отмечается острая нехватка школьных психологов. Так, в Улан-Удэ ставка психолога имеется лишь в 19 школах. В сельских школах отсутствие психолога - обычное явление. С приходом в республику НСОТ и всеобщей оптимизацией кадров содержать таких специалистов стало не по карману.

Причины в семье

Ответсекретарь комиссии по делам несовершеннолетним администрации Улан-Удэ Марина Порчайкина также посетовала на то, что в школах происходит «снижение воспитательной функции», и на отсутствие в школах психологов.

- Психолог должен постоянно находиться в школе, а не быть таким приходящим дядей или тетей, - заметила Марина Порчайкина.

Безусловно, тот факт, что, по мнению специалистов, воспитание как таковое из школ «вымывается», заставляет о многом задуматься. Так же как и тот факт, что во многих случаях причиной ухода из жизни являются конфликты с педагогами. С теми людьми, кто по идее должны быть близкими наставниками, друзьями ребятишек.

Тем не менее корень бед находится в семье, а не в школе. Согласно статистике, все-таки чаще всего уходят из жизни дети, у кого проблемы именно дома. При этом в 70 % случаях трагедия случается в семьях, где внешне все вполне благополучно. Родители в погоне за финансовым благополучием не успевают даже поговорить со своим чадом, выстроить с ребенком доверительные отношения. И здесь не помогут уже ни телефоны доверия, ни школьные психологи и никакие кризисные центры. Остается только призвать родителей вспомнить о том, что у них есть дети. Поинтересоваться тем, как и чем они живут. Психологи утверждают: в крайнем случае даже одного часа беседы по вечерам будет достаточно, чтобы все было в порядке.

Что делать?

На совещании было предложено в корне изменить стратегию работы с данной проблемой и сделать упор именно на родителях, а не на детях:

- Все наши меры не срабатывают, телефоны доверия, разные Центры. Все это не дает тот результат, на который мы рассчитываем. Поэтому нужно менять форму работы. Пример - Хабаровский край. Там работают не столько с детьми, сколько со взрослыми. Нужно сделать массированные акции, организовать как можно большее количество родителей, - высказались участники совещания.

В итоге совещания было решено на примере одного пилотного района проанализировать работу в этом направлении, сделать выводы и сформировать конкретные предложения каждой муниципальной службе. Как оказалось, в республике уже есть показательные примеры того, что профилактические меры приводят к реальному результату:

- Есть проект повышения стрессоустойчивости среди детей и подростков. С 2005 года он работает в Джидинском районе, где когда-то по 7-8 подростков сводили счеты с жизнью. В 2011 году там не было ни одного случая, - рассказали специалисты комиссии по делам несовершеннолетних.

Подытоживая работу совещания, министр образования Алдар Дамдинов предложил объединить все усилия:

- Пора менять подходы. Мы уже не первый год работаем над этой проблемой, но каждый в рамках своих полномочий. Настало время объединить все усилия и подходить к этому вопросу комплексно.

Василиса Шишкина, «Номер один»
^