29.02.2012
Уникальный эксперимент, проведенный в двух районах республики, показал, как бороться с детскими суицидами.
Уникальный эксперимент, проведенный в двух районах республики, показал, как бороться с детскими суицидами.

Пока в правительстве на совещаниях размышляют о том, как остановить волну детских суицидов в республике, конкретный алгоритм, план работы, оказывается, уже существует. Изобретать велосипед вовсе не нужно. В Бурятии работает особый проект, который уже показал свою чрезвычайную эффективность. В Еравнинском, Джидинском районах, где количество детских суицидов в середине 2000-х было самым высоким в республике, внедрение проекта привело к тому, что самоубийства сошли на нет.

Такого нет даже в учебниках

Реализация этого проекта началась в Джидинском районе с 2005 года. Проект состоит из трех этапов. Сначала детей в массовом порядке обследуют психологи с целью выявить группы риска по суициду. Затем начинается индивидуальная и групповая работа: консультации психологов, неврологов, психиатров и педиатров. Еще один этап - работа с педагогами, родителями.

Уже на первых этапах работы специалисты Республиканского центра медпрофилактики, которые организовывали работу на местах, поразились полученным результатам. Проведенное в 2007 году тестирование показало, что порядка 37 % учащихся школ района имеют высокий уровень склонности к суицидальному поведению. А некоторые из исследований показали результаты, шокировавшие даже видавших виды специалистов. Один из тестов заключался в рисовании определенных фигур.

- Даже то, что ребенок хочет скрыть, в рисунке он отображает на бессознательном уровне. К примеру, дети рисовали кактус. Есть такая методика, показывающая аут-агрессию. Одна девочка нарисовала черный кактус, у него были подрисованы глаза, а из глаз текли слезы. Такой черной картины даже в инструкциях нет! -- говорит директор Республиканского центра медицинской профилактики Алла Шобогорова.

Девочка, и правда, находилась в тяжелой жизненной ситуации. Она была отвергнута в классе, не все благополучно было в семье, как раз в этот момент она находилась в состоянии депрессии, чувствовала себя никому ненужной и нелюбимой. Специалисты успели вовремя. То же самое касается еще 82 ребят, которые также находились на грани нервного срыва. «Самое главное вовремя успеть предупредить несчастье!» - считают психологи. И действительно, ни с одним из учеников, с которыми поработали специалисты, не случилось ничего плохого.

- Через год мы узнали, что в одной из школ, где мы работали, повесился мальчик. Но впоследствии выяснилось, что, к сожалению, во время работы нашей бригады его в школе не было. Он лежал со сломанной ногой дома, - с горечью рассказывает Алла Шобогорова.

Не приучены к похвалам

При выявлении группы риска на место тут же выезжает целая бригада: детский психиатр, психотерапевт, психолог. С каждым школьником работают индивидуально, ведь реакция каждого ребенка непредсказуема.

- Бывают случаи, что начинают плакать. Выясняется, к примеру, что ребенок чувствует себя ненужным, никем нелюбимым, отверженным. С другой стороны, такая реакция имеет свои плюсы: пусть лучше он сейчас выскажет все, выплачет, чем потом все это накопится до предела, и любая капля переполнит чашу, - говорят психологи.

Но не забывают психологи и тех, кто, согласно результатам исследований, вроде бы находятся в группе с низким уровнем склонности к суициду.

- Ведь исследования проводятся в данный момент, а кто знает, как будет себя чувствовать тот же ребенок спустя какое-то время? Необходимо дать им тот заряд, который помог бы выстоять в случае каких-то жизненных потрясений, неудач, например несчастной любви, ссоры в семье, - говорят специалисты.

Для этого в первую очередь идет работа над повышением самооценки ребят, над умением общаться. И тут специалисты тоже столкнулись с удручающей картиной: даже дети, которые не находятся в группе риска, чувствуют себя униженными, зажатыми:

- К примеру, простейшее задание: просим школьника назвать свои лучшие пять качеств. И дети не могут! Один мальчик вроде скажет, я, мол, хороший. И все. Почему не может? Потому что его никто никогда не хвалит, не пытается поднять самооценку, поддерживать. В школе и в семье одни унижения, запреты, укоризненные слова о том, какой он плохой. А если его никто не хвалит, то он и сам думает, что он никчемный, и не может сам себя похвалить тоже, - рассказывает Алла Шобогорова.

Непонимание в школе и дома

Бывает, что масла в огонь подливают «сердобольные» учителя. Авторитарный стиль, бестактное обращение с детьми срабатывают как спусковой крючок.

- Порой оскорбляют детей, сами того не желая. «Ох, Петя, что с тебя взять, ладно садись. Я понимаю, у тебя ж родители алкоголики». И педагог считает, что этим самым проявляет заботу, беспокойство. Родители также в вопросе воспитания детей предпочитают придерживаться авторитарного, жесткого стиля, - рассказывают психологи.

Кстати, в Джидинском районе было зафиксировано два случая, когда кончали жизнь самоубийством именно дети учителей.

Слава богу, основная масса педагогов -- люди, понимающие. Они пошли навстречу психологам, сами прошли необходимое обучение, словом, также втянулись в борьбу с детскими суицидами, несмотря на то, что это не входит в их прямые обязанности.

Дефицит ласки

Непонятно и то, что в иерархии системы ценностей родители на первом месте указывают не взаимопонимание и дружбу с ребенком и даже не его здоровье.

- В анкетах перечислялись разные ценности. Мы спрашивали родителей, что для них важней всего. Как оказалось, на первом месте стоит хорошая учеба, возможность поступить в вуз. Здоровье, дружеские отношения с ребенком и все прочее отступает на задний план, - говорит Анна Шобогорова.

Почти у всех испытуемых налицо были одни и те же проблемы: нехватка в семье тепла, любви, понимания и поддержки. А о том, что детей иногда нужно элементарно обнимать и целовать, похоже, забыли все родители. Поэтому помогла в работе с детьми и так называемая телесно-ориентированная психотерапия, когда на ребенка воздействуют с помощью «материнских поддержек». Эффект от многочисленных поддержек на уровне плеч, спины, головы, прикосновений, объятий был заметен сразу. Дети признавались, что начали чувствовать, что они кому-то нужны, любимы. И, конечно, эффект был бы еще больше, если просто обнимать своих детей будут не незнакомые дяди и тети, а родные люди.

Ведь детям необходимо не так уж много - почувствовать опору и поддержку в жизни, эмоциональное тепло и собственную «нужность» в этом мире.

Хрупкая психика

Конечно, в депрессивных районах, где люди существуют на грани выживания, силами одних психологов справиться нелегко. К примеру, как психологи могут помочь детям, у которых родители нигде не работают и беспробудно пьют? Однако парадокс в том, что именно в таких асоциальных семьях процент самоубийств, наоборот, ниже, чем в семьях более или менее благополучных.

- По моим личным наблюдениям в плохих семьях, где все пьют, куска хлеба может иной раз не быть, там никто не вешается! Там ребятишки, наоборот, такие жизнелюбивые, крепкие, - замечает Алла Аюшеевна.

Чего не сказать о семьях с виду благополучных, там, где любой повод может сыграть злую шутку.

- У детей психика еще слабая, неокрепшая. И мы родителей призываем быть осторожнее. Был случай. Все хорошо в семье. И тут родители собираются в город ехать, решают ребенка с собой не брать, хоть и обещали вначале ему. Приезжают -- он висит. Что? Почему? Просто мальчик обиделся и вот так решил их наказать. Такая форма протеста, - говорит Алла Шобогорова.

Выводы, сделанные специалистами, неутешительны. Авторитарный стиль воспитания детей, излишняя требовательность и строгость со стороны родителей ведут к развитию у детей чувства тревожности, неуверенности в себе, заниженной самооценки, одиночества, и, как следствие, приводит все это к печальным последствиям.  

Поэтому работа в районе осуществлялась всеобъемлющая: работали не только с детьми, но и с учителями, родителями. Республиканский центр медпрофилактики таким образом отрабатывает в год по одному району. Кто знает, если бы такая работа осуществлялась в каждом районе, причем регулярно, а не командировками, как это происходит сейчас, то, быть может, и по всей республике ситуация изменилась бы также в лучшую сторону.

Василиса Шишкина, «Номер один».

^