06.10.2004
Эта трагедия потрясла поселок Восточный. Молодая, симпатичная и жизнерадостная двадцатилетняя девушка покончила жизнь самоубийством, выбросившись из окна пятиэтажки. Родные и близкие Светланы Дуббицкой до сих пор не верят в случившееся: серьезных мотивов свести счеты с жизнью у девушки не было. В личной жизни Светлана была счастлива, родные в ней души не чаяли, на работу она всегда ходила с удовольствием. Но в ту злосчастную ночь что-то произошло в небольшом продуктовом магазинчике. За несколько часов до смерти Света пошла покупать фрукты к предстоящему семейному празднику.
— У этой трагедии и предыстории-то никакой нет, — начала Виктория, старшая сестра Светланы, — мы просто не верим в случившееся. Света очень любила жизнь.
Со множества фотографий семьи Дуббицких улыбается молодая симпатичная девушка. Здесь Света на Байкале, а это на Аршане. На всех снимках у нее жизнерадостная улыбка. 4 октября ей должно было исполнится 20 лет.
У беды не было предвестников, она пришла внезапно. 23 сентября после работы Света встретилась со своим другом, а после пришла домой, пораньше. К завтрашнему дню многое нужно было успеть сделать. У старшей сестры и младшего брата — дни рождения, которые приходятся на один день, и по этому случаю в семье Дуббицких решили устроить праздник.
— Еще с работы она позвонила мне, — рассказывает Валентина Александровна, — поинтересовалась испекла ли Вика торт, а я спросила у нее: "Светка, ты же работаешь в сфере общепита, а мне нужны банки, чтобы делать на зиму соленья-варенья. Вы их все равно выбрасываете, может, принесешь домой несколько штук?" Она ответила: "Конечно, мама", — и положила трубку. Вечером, как только она зашла домой, вручила мне полный пакет с банками, а потом пошла в магазин купить фруктов к предстоящему празднику. Лучше бы она туда не ходила... Как теперь жить? Вся душа моя была в ней.
Света работала барменом в спортивном баре "Time Out". Коллектив бара молодой, дружный и веселый. Свою работу девушка очень любила. Приходя домой, она всегда рассказывала, что нового и интересного произошло за день, что оригинального придумали к чемпионату Европы по футболу и к Олимпиаде-2004. Коллеги по работе уважали Свету за то, что со всеми без исключения посетителями девушка была приветлива и вежлива, она никогда не позволяла себе грубого слова в адрес даже самого привередливого клиента.
Из магазина Света вернулась быстро, явно была вне себя и со слезами на глазах рассказала, что там ее не стесняясь обвешали и в ответ на замечание и просьбу проверить наговорили жутких вещей.
— Света была очень честной, — продолжила Валентина Александровна. — Что уж ей продавцы наговорили, я даже не могу представить... Только пришла она вся взвинченная, схватила радиотелефон и стала звонить Вике, своей старшей сестре. Несколько лет назад Вика работала в том самом магазине, у нее Света хотела выяснить номер телефона директора. Я тогда сказала: "Светочка, доченька, ну куда ты будешь звонить на ночь глядя? Давай завтра утром позвоним и все уладим". Но Света не соглашалась. Она позвонила Вике.
— Няня, меня обидели! — Когда Света была чем-то расстроена, она всегда называла меня "Няня", — рассказывает Виктория.
— Что случилось, Светик?
— Дай мне телефон директора магазина, в котором ты работала. Меня там так оскорбили.
— Я ей попыталась объяснить, что в это время директор не поедет выяснять отношения с продавцами, что завтра утром этот вопрос мы уладим: позвоним в торгинспекцию, в межрайонный отдел милиции, в комитет по защитите прав потребителей... Мы их накажем. Мы с ней говорили, и я чувствовала, что она начала отходить. Потом она как-то незаметно перешла на тему моего дня рождения, сказала, что придет завтра и поможет мне приготовить "волшебные салаты", и я подумала, что она совсем успокоилась.
После разговора с сестрой Света позвонила в милицию.
— Ну чтобы мне не зайти в этот магазин, и все уладить? — сокрушается мать. — Она вызвала наряд милиции сюда, и мы вышли на улицу ждать машину. Что она хотела этим доказать? Она не у меня, она у милиции хотела просить этой защиты, что ли? Мы все ждали и ждали машину милиции. Когда на горизонте появился похожий силуэт, она как рванула от меня с подружкой. А я подумала, не побегу за ней. Обычно, когда она бывала чем-то расстроена, она где-то погуляет одна и вернется уже спокойная. Я думала, и на этот раз так !c$%b. Пришла домой и легла в кровать, а сама не сплю, только жду-жду, что Светик вот-вот придет. А потом стук в дверь — в голове пронеслась тревожная мысль: "Почему стук в дверь? У Светы же ключи есть". Отец встал, открыл дверь. Я из спальни слышу, кто-то бормочет, выхожу, а на пороге двое незнакомых мужчин стоят. А за ними Таня, подруга Светы, вся в слезах:
— Тетя Валя... я не успела... не успела... — плакала Таня.
— Танечка, что не успела?
А она только и повторяет: "Я не успела, не успела:"
— А где Света?
— ... В морге. Она по этим черным ступенькам забралась на этаж и... спрыгнула оттуда, а я... не успела за ней...
Рассказывая эту страшную трагедию, родные Светы Дуббицкой обвиняют отчасти и себя. Света росла в дружной и любящей семье, в которой не принято было ругаться, вот ребенок и не получил иммунитета к хамству и грубости. Но ведь так и должно быть. В таких семьях и должны расти дети.
— Ее сильно оскорбили, — рассказывает отец Светы Владимир Ильич, — но даже узнав, что именно произошло, какие слова ее убили, мы не вернем дочь. В голове бьется другая мысль: такое может произойти с каждым. Обхамить, обругать могут любого. И кто знает, как эти слова отзовутся в душе человека?
История эта просто не укладывается в голове. Но, покопавшись в своей памяти, любой из нас вспомнит ситуацию, когда хамство, сказанное в наш адрес, вызывало до боли невыносимую обиду. И тогда вспоминается простая, но очень мудрая истина: "Словом можно убить".
^