06.10.2004
Когда в конце сентября "Номер один" потребовалось нанять рабочих для ремонта офиса, то мы даже не подозревали, что сделаем неожиданное открытие. Оказалось, что в дни первого снега сезон строительных и ремонтных работ не только не закончился — он в самом разгаре. Строителей вообще и представителей этой профессии из-за рубежа в особенности именно сейчас буквально разрывают на части. Руководители различных организаций, которые строят или ремонтируют здания, хватаются за голову из-за страха не успеть закончить работы до начала сильных холодов. То же самое происходит с тысячами простых улан-удэнцев. Бум строительных и ремонтных работ в нынешнем сезоне, как оказалось, не знал себе равных.
Бурятия — земля обетованная
Для начала мы позвонили по всем телефонам, представленным в четырех свежих газетах объявлений. Ни одного(!) свободного штукатура-маляра или каменщика в наличии не имелось. Пришлось обращаться к знакомым. В результате на "объект" были доставлены наши доморощенные шабашники. Почесав затылки и прикинув объем работ, строители назвали астрономическую по любым меркам цену. Получив неожиданное согласие, на работу по каким-то не ведомым причинам все равно не явились.
Исколесив весь город в поисках свободной рабочей силы, за высоким забором в кварталах мы обнаружили наконец облепивших, как муравьи, огромное здание китайцев.
Строители из Поднебесной долгое время отказывались нас замечать. До тех пор, пока мы не произнесли магическое слово "работа". Тогда трудяги на секунду оторвались от дел, дружно расплылись в улыбке и направили нас к "китайца-капитана" (откуда взялось это морское наименование должности у сухопутных китайских строителей, для меня так и осталось загадкой). Но "капитана" только развел руками:
— Работать не сейчас. Много работа. Нада работать через неделя две. Хорошо? Дешево много работать. Сейчас многомного работа. Дранка-мантаж, красиво штукатурить.
По журналистскому обыкновению пытаемся расспросить китайца про житье-бытье. Откуда, мол, родом? Как в Бурятию занесло? Но китайцу разговаривать некогда. Он на ходу отделывается несколькими фразами:
— Дома мало работа. Дома — жена, два дети. Рис килограмм - - рубль. Все дешево. А работа нет. Бурятия — хорошо. Только холодно. Если холодно — еще быстро работать!
Капитан стал на лету закидывать штукатурку. На нас он уже не обращал ни малейшего внимания: чтобы не окоченеть, надо было, как он выразился, "еще быстро работать" (хотя куда еще быстрее!). Поиски пришлось продолжить. Однако все китайцы или корейцы, к которым мы обращались на стройках, оказались заняты всерьез и надолго.
Удача улыбнулась только через неделю, когда на выходные в одной из знакомых фирм мы позаимствовали строителей из Узбекистана. Они осмотрели "объект", назвали цену в два раза меньшую, чем улан-удэнские шабашники, и через пару минут уже месили раствор.
— В Бурятии хорошо, здесь рабочий сезон очень длинный, — делится со мной профессиональный строитель из Узбекистана Оскар. — Сейчас работы еще больше, чем летом. И заказов больше. Люди не скупятся, радуются, что мы беремся. Лишь бы успели до зимы, говорят. Мы не спрашиваем, почему летом не ремонтировались, нам же выгодно. Мы с земляками работаем в одной солидной строительной фирме. В выходные трудимся по другим заказам.
Зарплата, как считает Оскар, очень хорошая. Он регулярно нанимается в Бурятию по контракту на полгода. Жилье ему предоставляют, кормят. Нравится Оскару улан-удэнская тушенка и картошка, но он старается на всем экономить. Заметил, что хлеб у нас дорогой, в Узбекистане буханка стоит рубля два-три.
— В Бурятию многие мои земляки стараются попасть легально, — продолжает Оскар. — Но не всем, конечно, удается. Дома у нас безработица. А средняя зарплата две-три тысячи. Я живу в поселке. Когда не работаю в Бурятии, в зимние месяцы занимаюсь перевозкой пассажиров из поселка в город на своей машине. И мой сын тем же занимается. У нас две машины "Дэу". Они в Узбекистане стоят около семи тысяч долларов. В Бурятии, я смотрю, дороже. Так вот, нам с сыном удается от силы заработать по три тысячи за месяц. У вас частные извозчики значительно больше заколачивают. Поэтому для нас Бурятия — как земля обетованная.
Считается, что среди строителей узбекам и армянам нет равных. Китайцы и корейцы делают все очень быстро, но не всегда качественно. Однако и их сейчас нанимают с большой готовностью. Главное — успеть. Наши строят и ремонтируют, как правило, медленно, иногда (после авансов и по другим не менее значимым "поводам"), с большими непредвиденными перерывами. Денег просят больше, чем приезжие. Качество — когда как. А вот узбеки и армяне выполняют работу немного медленнее коллег из Поднебесной, зато качественнее. Наш "объект" они отштукатурили "под яичко" за пару выходных. Поэтому рабочие из Средней Азии у нас особенно ценятся.
Иностранцы и процветание республики
В Бурятии наши бывшие соотечественники, а ныне граждане ближнего зарубежья живут и работают в условиях, на которые россияне бы вряд ли согласились. Особенно если учесть мизерную по нашим меркам зарплату 4—5 тысяч.
Как отмечает директор улан-удэнского Центра занятости Николай Линейцев, серьезный спрос на рабочих строительных и ремонтных работ наблюдается уже года три. Но в этом сезоне он вообще невиданный. Строителей, отделочников отрывают с руками. Охотнее всего берут иностранцев. Затрат меньше: социальные выплаты делать не нужно, день ненормированный, в питании неприхотливы, довольствуются невысокой заработной платой, а отдача куда больше, чем от наших рабочих. Однако официально в Бурятию привлекается согласно квоте не более 2ООО иностранцев. Их мгновенно расхватывают на большие объекты, которые нужно возводить быстро и качественно.
Сотрудники милиции в свою очередь сетуют на то, что нелегалы также вовсю трудятся на благо Бурятии. И несмотря на ужесточение мер, меньше их не становится. Спрос, как говорится, рождает предложение. Нанимают их еще охотнее: работают такие строители совсем за копейки.
В целом же, по словам директора Центра занятости Николая Линейцева, в республике сегодня наблюдается острый дефицит рабочих. Спрос на них многократно превышает предложение. В центре занятости — тысячи рабочих вакансий. Работодатели выстраиваются в очереди. Больше всего востребованы каменщики, штукатуры, плотники, машинисты кранов, моляры и т.д. В этом сезоне беспрецедентный спрос на специалистов по евроремонту. Число вакансий год от года растет. В настоящее время, несмотря на наступление холодов, в наличии — сотни свободных мест для рабочих строительных специальностей (порядка 1150 вакансий). Трудись — не хочу. Однако зарплаты в отрасли, не превышающие, как правило, 5 тысяч рублей, явно не устраивают потенциальных рабочих. Наши улан-удэнские спецы не торопятся вкалывать на стройке за такие деньги. А поэтому, судя по всему, и дальше нас на взаимовыгодных условиях будут выручать иностранцы.
^