07.03.2012
Буддисты со всех уголков мира судятся с мэрией Улан-Удэ.

В Железнодорожный суд Улан-Удэ начали поступать иски о нарушениях прав верующих. География истцов поражает воображение - другие страны и даже континенты. Застарелый конфликт о соседстве двух строящихся объектов в Улан-Удэ развивается крайне необычно и уже вызывает международный резонанс.
Буддисты со всех уголков мира судятся с мэрией Улан-Удэ.

В Железнодорожный суд Улан-Удэ начали поступать иски о нарушениях прав верующих. География истцов поражает воображение - другие страны и даже континенты. Застарелый конфликт о соседстве двух строящихся объектов в Улан-Удэ развивается крайне необычно и уже вызывает международный резонанс.

7 лет конфликта

Буддистский центр алмазного пути школы Карма Кагью еще в 2005 году получил от мэрии города земельный участок для строительства. По улице Петрова в районе Старой Барахолки организация решила возвести свой центр. Строили буддисты его всем миром, в буквальном смысле, - на пожертвования не только улан-удэнских мирян, но и при поддержке членов школы Карма Кагью из многих городов России и зарубежья.

Нормальному исполнению планов центра помешали внешние обстоятельства. В 2007 году КУИ Улан-Удэ выдал участок по соседству другой общественной организации «Золотая охота и рыбалка Бурятии». Та, в свою очередь, там решила строить ресторан, гостиницу и сауну. Причем, строители от «охотников и рыболовов» вполне бесцеремонно залезли на землю буддистов, а кроме того, расположили свой объект так, что перекрыли проезд к будущему центру религиозной организации. Последняя оказалась заперта.

Затем действия двух соседей были полностью противоположны. Буддисты привлекли СМИ и общественность, посредством которых объясняли, что с ними поступили некрасиво. «Номер один» также писал о страстях, переживаемых на смежных участках. В свою очередь, «Золотая охота и рыбалка» имела серьезных покровителей во властных структурах Бурятии. И, не обращая внимания на протесты буддистов, строила объект.

«Инженерная», назовем ее так, часть конфликта ушла целиком в суды. Буддистский центр алмазного пути подал иск на «Золотую рыбалку и охоту». В судах же любители острых таежных впечатлений проигрывали. Сначала первая инстанция - Арбитражный суд Бурятии признал, что действия охотников и рыболовов ограничивают права буддистов в распоряжении своим объектом. Затем апелляционная инстанция в Чите тоже встала на сторону верующих. Виновным оказался комитет по строительству мэрии Улан-Удэ, который разрешил охотникам строиться.

Далее стороны судились еще не единожды. Итогом судебных разбирательств стало мировое соглашение. По которому мэрия Улан-Удэ выделяет дополнительные участки по бокам существующего для буддистов взамен того, на который залезла своим объектом «Золотая охота и рыбалка». Все затраты по переоформлению бумаг, вплоть до постановки на кадастровый учет, должны были взять на себя охотники. Также они обязались построить для верующих соседей красивый забор и ворота для въезда и выезда на территорию центра. На том страсти и улеглись.

Мировое соглашение не исполнено

Прошло два года - результатов никаких. Кроме того, что Росреестр отказал мэрии Улан-Удэ вот в таком виде увеличивать размер участка для буддистов - несоответствие инициативы и действующего законодательства.  

На сегодняшний день в конфликте присутствуют: давно брошенная «незавершенка» от «Золотой охоты и рыбалки» с захваченной у буддистов территорией. Буддистский центр, который не может нормально функционировать (на территории невозможно обустроить места для обрядов, и сделать элементарный въезд на территорию). И мэрия, которая в данный момент самоустранилась.

Поэтому 5 марта 2012 года президент центра Людмила Инкина выступила с официальным уведомлением в адрес мэра Улан-Удэ Геннадия Айдаева и прокуратуры Железнодорожного района. Президент центра считает, что мировое соглашение, ввиду невыполнения его сторонами, она считает неисполненным и расторгает его. Далее объявляется о «возобновлении требований по сносу незаконного самовольного строения РОО «Золотая охота и рыбалка Бурятии» по улице Петрова». Это можно считать завершением «инженерной» части истории. Однако начинается другая. Назовем ее «религиозно-этическая».

Несовместимость объектов

- Если мы посмотрим на Улан-Удэ, то нигде не увидим рядом с дацанами и храмами увеселительных заведений - ресторанов и саун, - говорит президент центра алмазного пути Людмила Инкина, - Есть такое понятие - социальная совмещенность объектов. Нельзя ставить рядом школу и питейное заведение, морг и ресторан. В нашем случае, это вопрос права на свободу совести.

Гость Бурятии и приверженец школы Карма Кагью из Польши Збыгнев Шмыт так прокомментировал события на улице Петрова:

- Я часто бываю в Бурятии. Это не только важное место для российских буддистов. Но это место, где традиционные буддийские учения функционируют в западной модели общества. На мой взгляд, поразителен сам факт строительства развлекательного комплекса в непосредственной близости от буддийского центра. Стало невозможным продолжать благоустройство. Как устанавливать молитвенные барабаны и ступы, если на них могут упасть контрацептивы или бутылки из окон соседнего здания? Это безобразие недостойно буддийской республики.

По словам Людмилы Инкиной, все буддисты алмазного пути школы Карма Кагью возмущены подобным отношением местных властей.

Результатом возмущения стали исковые заявления о защите прав, чести и достоинства верующих. Тут есть нюанс - строили буддистский центр всем миром, пожертвования приходили от частных лиц со всей России и других стран. Вот поэтому в Железнодорожный суд обратились в частном порядке, от себя лично жители Улан-Удэ, Москвы, Санкт-Петербурга, Краснодара, Читы, Астрахани, Челябинска, Томска, Иркутска, Новосибирска, Красноярска и других городов. А также из-за рубежа -- Польши, и в пути исковые заявления из других стран Европы и Австралии. Таким образом, конфликт уже давно стал известен далеко за пределами Бурятии и даже России.

Ограничение свободы совести

В одном из заявлений указано, что «кроме нарушений материального и экономического характера, ответчиками совершены действия, направленные на осквернение объектов религиозного характера и ограничение свободы совести». Ответчиками являются КУИ и комитет по строительству Улан-Удэ.

Всего поступило в суд или находятся на стадии подготовки не менее пятидесяти исковых заявлений. Из судебных источников «Номер один» известно, что в Железнодорожном суде царит замешательство. Такого количества исков и по столь деликатному вопросу, как свобода совести, в Бурятии еще не рассматривалось. К тому же в исковых заявлениях физические лица требуют снести из религиозных побуждений объект юридического лица, а ответчиком выступает власть.

- Есть принципы градостроительного законодательства, есть закон «О религии», - говорит Людмила Инкина. - Мы знаем о проблемах в законодательстве, даже о провалах на примере нашей истории. Но в России нет и других законов - что нельзя при встрече не здороваться, или плевать на пол и совершать прочие неприличные вещи. Это же не значит, что так можно делать. Если нам откажут в Бурятии и вообще в России, то мы пойдем в Страсбургский суд. Вместе с тем, мы до сих пор ждем компромиссного решения от городских властей. Мы готовы обсуждать различные варианты вне судебной процедуры. Но пока ни от «Золотой рыбалки и охоты», ни от мэрии Улан-Удэ нет вообще ничего. Нас давно перестали замечать.

Тяжелая ситуация

Власть и суды в Бурятии оказались в тяжелой ситуации. Можно, конечно, и далее не видеть особой проблемы, и из-за дыр в законодательстве отказать в исках. Тогда нас ждет эскалация конфликта до неприлично международного уровня, а Страсбургский суд любит рассматривать дела об ущемлениях свободы совести и вероисповедания. Тем более, что центр алмазного пути школы Карма Кагью -- легальная организация с международным статусом.

С другой стороны, можно садиться за стол переговоров. Тогда мэрия (а охотники и рыболовы устранились, выставив проблемное здание на продажу) должна будет брать на себя повышенные обязательства. Выступать гарантом нормализации ситуации и, возможно, нести бюджетные потери из-за сноса здания, если таковой случится.

Виктор Золотарев, «Номер один».
^