21.03.2012
Поселок, оставленный военными, окончательно умрет следующей зимой.
Поселок, оставленный военными, окончательно умрет следующей зимой.

Больше года назад поселок городского типа Джида в Джидинском районе в связи с передислокацией авиабазы оказался на грани исчезновения. Для предотвращения негативного сценария была создана рабочая комиссия под председательством зампреда правительства Александра Чепика, и даже выделялись 23 млн рублей. Но эти меры не помогли.

После передислокации авиационной части из поселка Джида в Челябинскую область около 500 местных жителей потеряли работу. Из поселка уехали более 2000 постоянно проживавших здесь со своими семьями военных. Прекратились налоговые поступления в местный и районный бюджет, начали закрываться магазины, которые остались без наиболее платежеспособной части покупателей. Обслуживать коммунальное хозяйство города стало не на что. Некому сейчас и охранять оставшееся имущество авиабазы.

Надежды не оправдались

Для спасения умирающего поселка была создана рабочая комиссия при правительстве Бурятии. Она была призвана оценить масштабы последствий и наметить пути выхода из кризисной ситуации. Большие надежды местных жителей были обращены в сторону восходящего солнца. По слухам, из Хабаровского края должен был перебазироваться некий автомобильный батальон. В мае прошлого года жители рассказывали, что этот полумифический автобат должен прибыть, если не со дня на день, то в следующем месяце точно. Но военные, к сожалению, так и не материализовались в поселке.

Не оправдались чаяния властей и на создание тюрьмы. Не состоялся и перенос в поселок коррекционных школ и детсадов. Не были открыты производства по переработке полезных ископаемых и т.д.

Первая половина прошлого года прошла хоть и в унынии, тем не менее в безумной надежде, что хоть что-то из вышеперечисленного реализуется, что поселок не бросят, что что-то будет сделано и чудо случится. Спустя год стало понятно, что в этом случае лечить поселок уже поздно, работа осталась лишь для патологоанатома. Возможно, нужна помощь анестезиолога, чтобы сделать конец менее болезненным. Поселок, бывший когда-то самым благополучным в районе, уже не спасти. Поэтому люди уезжают из Джиды, еще более ускоряя необратимый процесс смерти населенного пункта.

Большая задача для малых предприятий

Проектов возрождения или поддержания жизни в поселке было много. В ходе работы комиссии предлагались самые разные варианты -- от поддержки малого предпринимательства до создания агропредприятий и включения Джиды в программу поддержки моногородов. Птицефабрика, созданием которого занимались в министерстве сельского хозяйства, так и не нашла инвестора и, соответственно, денег. По словам Жамсо Гунзынова, начальника отдела внешних связей и административной работы минсельхоза РБ, в соседнем с Джидой селе Дырестуй был составлен реестр инвестиционных площадок, площадью в шесть тысяч гектар. Пока инвесторов нет, а привлечение бюджетных средств изначально не планировалось. Лишь в дальнейшем, «если будет какое-то движение, то можно подумать и о мерах господдержки», - говорит он.

Заместитель министра промышленности и торговли Бурятии Павел Филатов сообщил, что на развитие малого предпринимательства было выделено более 23 миллионов рублей. По его словам, эти деньги получили 7 организаций. Пока работа, как рассказал глава поселковой администрации Геннадий Шман, идет только у трех предприятий, но даже там не создано еще ни одного рабочего места. Львиную долю из этих денег получила компания «Джида-Базис», которая на 11 миллионов обязалась организовать лесоперерабатывающее предприятие.

«Но пока никакого движения нет», - сообщил Геннадий Шман.

Сам руководитель компании Александр Батодоржиев сообщил, что, напротив, работа идет активно, все дело, по его словам, в сроках подготовки:

«Так не бывает, что деньги получил, и работа сразу началась. Вы представляете, что такое деревообрабатывающее предприятие? Для этого нужно сырье. Мы закупили рубочное оборудование, транспортную технику», - сказал он.

Даже если объекты, на которые дал деньги бюджет Бурятии, вступят в строй, проблему это не решает -- в совокупности они создадут чуть больше сотни рабочих мест. Обещания правительства создать не менее 250 рабочих мест так и не были выполнены и, скорее всего, никогда не будут выполнены. Так же как и, впрочем, помощь в организации переезда из поселка.

Последний гвоздь

Большой головной болью властей продолжает оставаться жилищно-коммунальное хозяйство военного городка - его нужно на что-то содержать. Эту зиму дома военного городка перенесли относительно благополучно. Их обслуживанием занимались военные организации на деньги Министерства обороны. Между тем последний гвоздь в надежды на возрождение городка забьет передислокация зенитно-ракетной бригады - единственной оставшейся в поселке военной части. По словам Геннадия Шмана, военные уже получили официальную директиву о передислокации и уйдут в апреле-мае этого года. После их ухода прекратится и финансирование по линии Министерства обороны.

Руководство района дома себе на баланс брать не хочет, а поселок такой подарок сам «переварить» не сможет. Это и понятно, никакая гражданская коммунальная организация не будет топить котельную на десяток пятиэтажек, чтобы отапливать по две-три квартиры в каждом доме. В прошлом году президент Бурятии высказал инициативу переселить в благоустроенные квартиры военного городка сельских жителей. Но Геннадий Шман говорит, что никто переселяться в аварийное жилье бесперспективного городка не будет:

«У этого городка перспектив нет», - категорично сказал глава. Судя по всему, следующей зимой большая часть многоквартирных домов поселка останется без отопления. Уже навсегда.

20 миллиардов без охраны

Кроме поддержания жизни в ЖКХ, ракетчики осуществляли также функцию охраны взлетно-посадочной полосы и всего хозяйства, оставленного летчиками. В прошлом году газета «Номер один» уже сообщала, насколько «совершенной» была эта охрана, тем не менее одно только присутствие людей в форме символизировало для возможных мародеров, что имущество военных не брошено на произвол судьбы.

Через месяц-другой все они уйдут, и на территории бывшей Джидинской авиабазы не останется ни одного военного. Соответственно, оставленное летчиками имущество, которое оценивается в двадцать миллиардов рублей, останется без охраны. Уже в прошлом году были большие споры по поводу того, кто должен заниматься охраной - военные или милиционеры. После ухода военных вся надежда ляжет на полицейских, переименованных и сокращенных в численности в прошлом году. И надежд на то, что они смогут охранять многокилометровый периметр ВПП, ни у кого нет.

На сегодняшний день в поселке проживают около 2300 человек, тогда как всего полтора года назад население составляло 5200 человек. При этом отток населения (молодежи - в город, пенсионеров - в родные деревни) продолжается, а отъезд зенитчиков еще более осложнит ситуацию. Дело в том, что с их передислокацией без работы в поселке останутся еще около шестидесяти семей, у которых практически отсутствует перспектива найти работу в умирающем поселении - ведь пока не были трудоустроены даже те из пятисот человек, оставшихся безработными в прошлом году.

Нерядовой случай

Конечно, подобных случаев в России множество, исчезновение деревень, поселков и городов на карте России продолжается стремительными темпами. Но Джида была особняком среди них. Джидинская авиабаза была гордостью не только для джидинцев, но и всех жителей Бурятии. Единственный аэродром в Забайкалье, на который могли садиться самолеты почти всех классов и на котором базировались грозные фронтовики Су-24. Теперь от былого великолепия останутся лишь зарастающие степной травой взлетные полосы, одинокий памятник легендарному МиГ-15, да мрачные коробки бетонных хрущевок.

Обвинять руководство Бурятии в этом случае было бы бессмысленно, так как решения принимались на гораздо более высоком уровне. И проблемы получились настолько масштабные, что региональная власть могла лишь немножко подкорректировать самые острые углы. Впрочем, пока и это не удается. Авиабаза и поселок вместе с его жителями оказались не нужна государству. «Россия концентрируется», - говорил канцлер Российской империи Горчаков 150 лет назад. Сегодня его слова можно трактовать буквально, Россия действительно концентрируется, уходя при этом в себя, бросая на произвол судьбы окраинные земли и поселения.

Владимир Бадмаев, «Номер один».
^