21.03.2012
Театральный критик и заведующий литературной частью Бурятского драматического театра Галсан Нанзатов рассказал о готовящейся постановке спектакля «Принцесса Турандот».
Театральный критик и заведующий литературной частью Бурятского драматического театра Галсан Нанзатов рассказал о готовящейся постановке спектакля «Принцесса Турандот».

- Галсан, похоже, нас ждет небывалое для Бурятии действо. И вот здесь к Вам вопрос как к театральному критику: на какого зрителя рассчитан спектакль «Турандот»? И готов ли наш, бурятский зритель к столь масштабной премьере?

- Действо для нас как раз-таки бывалое. В 87-м году этот спектакль на бурятской сцене представили выпускники Ленинградского театрального института. Напомню, это была целевая группа, от Бурятского драматического театра, в которой учились такие личности, как Саян и Эржэна Жамбаловы, Эрдэни Жалцанов и другие. Аншлаг в зале был просто небывалый.

На сей раз за постановку взялся Олег Юмов. Согласитесь, это тоже о чем-то говорит. Спектакль, на мой взгляд, многомерный. Недаром в нем будет задействована вся наша труппа. Один эскиз декораций - его заказали в Москве - стоил театру немалых денег. Но все это непременно будет оправдано.
      
- Наши зрительские привычки так стремительно меняются, причем не в пользу театра. Почему сейчас этот спектакль должен стать великим? И в чем особенность именно нашего, бурятского спектакля «Турандот»?

- Этот спектакль вошел в историю после первой же постановки в конце 18-го века, в Адриатике, еще при живом Карло Гоцци. Но нам, понятно, особенно интересна история российских постановок. Отмечу сразу, спектакль считается роковым, говоря образно, не каждому режиссеру идет в руки.

В чем особенность нынешней постановки? Во-первых, в органике наших артистов. Как отмечает художественный руководитель Бурятской драмы Сергей Бальжанов, эта пьеса словно о нас и написана. Курс 88-го года, о котором я уже упоминал выше, сумел удивить весь театральный Ленинград и всю театральную Бурятию. Постановка же Олега Юмова, надеемся, удивит всю театральную Россию.

- То есть ответственность огромная? Ведь не может Бурятская драма позволить себе провала этой премьеры. Я, наверное, повторюсь. В чем прелесть нашей, бурятской принцессы «Турандот»? Кто она? Наверняка есть какие-нибудь местные аналогии?

- Бурятская драма, если уж на то пошло, не имеет права на провал любой постановки. Здесь речь идет о чести театра. Провал нам может стоить очень жесткой критики на федеральном уровне, со всеми вытекающими последствиями. О местных аналогиях, я думаю, сейчас говорить неуместно и даже некорректно. Я думаю, зритель все увидит и поймет сам!

- В истории Бурятского драматического театра немало эпохальных представлений. Но «Турандот», как мы уже поняли, случай особый? Так что же именно он знаменует?

- В первую очередь спектакль «Турандот» знаменует целую серию заметных премьер на бурятской сцене. Это и спектакль в стиле фэнтези «Тихий Булат», и пьеса «Сострадание» -- театральное продолжение легендарного романа-трилогии Даширабдана Батожабая «Похищенное счастье», и драматургический триптих «Сансара» о выдающихся учителях бурятской северной школы буддизма. Наша задача - заявить о себе как можно громче на российском и даже международном уровне. Благо после капитального ремонта театра и вынужденного простоя мы полны сил. И эта задача нам по силам.  

Болот Ширибазаров, для «Номер один».
^