27.10.2004
— Тот день как раз совпал с родительским днем, — вспоминает кошмарное для всех жителей тарбагатаского села Барыкино 5 мая учительница местной школы Вера Тайшихина. — Многие поминали умерших. А коров отпустили пастись за деревню, потому что к весне кормить их стало нечем. А обратно так и не дождались. Эти злодеи все подчистую смели, даже стельных коров не пожалели. У меня увели двух коров и телку, ущерб насчитали в двадцать шесть тысяч рублей. Я на ногах стоять не могла, когда видела пустой двор, до сих пор сердце кровью обливается.
{В скором времени начнется массовый забой скота как для собственного потребления, так и на продажу. Скотокрады тоже готовятся к сезону. Каждая кража тщательно продумывается. Преступники работают организованными группами, роли в которых тщательно распределены. Есть те, кто непосредственно уводит скот, и те, у кого он укрывается. В доле также перевозчики и реализаторы. Доказать вину скотокрадов очень непросто даже при наличии признательных показаний из-за недостаточности доказательств. Единственными немыми свидетелями случившегося остаются животные. Поиск преступников затрудняют сами потерпевшие,которые поздно обращаются в милицию. А в раскрытии преступления, как скажет вам любой милиционер, самое важное — оперативность. Степенные сельчане долгое отсутствие живности после выпаса не всегда связывают с криминалом. А после суток-других эти буренка или барашек уже могут пускать ароматный пар на чьем-то столе. Найти по шкуре, а тем паче по внутренностям животных довольно проблематично. Многочисленные факты кражи скота ставят сельчан Бурятии в крайне затруднительное социально-экономическое положение. Разумеется, они глубоко возмущены таким положением дел, но количество подобных происшествий только увеличивается. }

У другого барыкинца, Виктора Нилкина, в тот день увели четырех кормилиц:
— Мы же на селе только хозяйством и живем. Поэтому увести скот равносильно пожару, нас по миру чуть не пустили. Мы потом сами молоко покупали, чтобы прокормить осиротевших телят. Наворовали эти гады по всей республике, а мы теперь вынуждены деньги тратить, в город на суды ездить. От того, что эти воры сидят, нам нисколько не легче. Лучше бы возместили ущерб, а мы на эти деньги коров бы купили.
Группа скотокрадов держала в страхе жителей нескольких сельских районов Бурятии. На их совести только доказанных следствием 57 голов похищенного скота, общий ущерб, причиненный тридцати одному потерпевшему составляет почти шестьсот пятьдесят тысяч рублей. Задержали распоясавшихся "мясных" воров, можно сказать, случайно в Хоринском районе. Во время очередного "рейда" у воров неожиданно сломался микроавтобус, а проезжавшие мимо сотрудники местного РОВД решили проверить стоящую у дороги примелькавшуюся машину. Заглянув в салон, милиционеры просто не поверили глазам. Там лежали рабочие инструменты скотокрадов — ножи, топоры, веревки, полиэтиленовая пленка, сменная одежда. Все пассажиры микроавтобуса, доставившие столько бед и горестей деревенским жителям, были доставлены в отдел милиции. Где и начали всплывать их злодеяния.
В апреле прошлого года уроженец Джидинского района Гарма Жамсуев создал преступную группу, в простонародье именуемую шайкой, для того, чтобы похищать чужой скот. Первым единомышленником стал его земляк Дандаров, ранее работавший охранником на авторынке БМДК. Выбор Жамсуева не был случайным — Дандаров лично знал скупщиц мяса, так как работал на авторынке, расположенном неподалеку от рынка "Крестьянский". Необходимо отметить тот факт, что оба компаньона имели немалый опыт в деле скотокрадства и к тому времени уже находились в федеральном розыске за эти неблаговидные занятия, но это ничуть не мешало им продолжать свой "бизнес". Лидер группы Жамсуев до создания шайки был замечен в аналогичных преступлениях на территории Иволгинского и Тарбагатайского районов, но от следствия сумел скрыться. И, находясь в бегах, организовал очередную группу, о деятельности которой и пойдет речь далее. Дурная затея Жамсуева оказалась настолько привлекательной, что в скором времени в группе насчитывалось уже шесть бездельников, объединенных общей идеей скорого обогащения за счет и так небогатых деревенских тружеников. Все они были выходцами из сельских районов и обращаться с живностью умели.
Спрячь за высоким забором корову
На первое дело криминальные ковбои вышли в середине апреля. Маршрут их из Улан-Удэ пролегал в Хоринский район, где в окрестностях села Баян-Гол они заметили одиноко пасущуюся корову, и, ясное дело, забили и разделали ее. Выбросив рога и копыта на месте, парни в спешке даже не стали утруждать себя обдиранием шкуры и прямо с нею, разрубив на четыре части, увезли тушу в бурятскую столицу. Где, приведя товар в божеский вид, успешно сбыли его рыночным скупщицам по приемлемой для обеих сторон цене.
Преступный аппетит у похитителей живности после этого только разгорелся. Тогда они арендовали микроавтобус "Азия Топик", на котором стали устраивать свои "скотские" гастроли. Через десять дней после первого дела, утром 27 апреля, от их рук пали пять коров, принадлежавших жителям села Иркилик Прибайкальского района. А вечером прямо со двора гражданки Аксеновой, проживающей в селе Первомаевка Заиграевского района, были уведены корова и бычок. Группа похитителей после этого успела отметиться в Кижингинском районе, где в окрестностях села Усть-Орот даже умудрилась для большего удобства соорудить в лесу загон. Однако венцом криминальных похождений негодяев стал их непрошеный визит в село Барыкино Тарбагатайского района. Объемам добычи скотокрадов мог бы позавидовать любой мясокомбинат. Средь бела дня с тамошнего пастбища четырнадцать коров были уведены в лес, где воры стахановскими темпами разделали их одну за другой. Для вывоза мяса, которое еще совсем недавно мирно паслось, понадобился грузовик, позаимствованный у родственника Жамсуева. Пять барыкинцев в тот роковой день недосчитались коров на общую сумму в сто тридцать тысяч рублей — колоссальный ущерб для сельчан. Краденое мясо через скупщиц попало на прилавки рынка "Крестьянский" на БМДК. Чтобы пустить побольше пыли в глаза, Жамсуев представлялся на рынке фермером. Впрочем, многие знали об истинном происхождении товара, но предпочитали молчать. После этих гастролей шайка не стала останавливаться на достигнутых сомнительных успехах. Дважды похитители скота наведывались в тот же Хоринский район. Дважды от их посягательств пострадала ферма СПК "Колхоз Искра" села Надеино Тарбагатайского района.
Сколько веревке не виться
За два неполных месяца джидинские ковбои забили пятьдесят семь голов рогатого скота в пяти районах Бурятии. Тридцать один потерпевший все как один приехали на состоявшийся недавно суд. Оно и немудрено: многих из них воры лишили последней надежды, и народный гнев вполне объясним. Можно предположить, что далеко не все эпизоды "скотских похождений" преступников выявлены, но объем доказанного тоже внушителен — шесть томов из девятнадцати уголовных дел, приговор суда на шестидесяти листах. Главарь банды получил девять лет лишения свободы, остальные чуть меньше. После оглашения приговора все они кинулись обжаловать решение суда, недовольные слишком, по их мнению, большими сроками. Жамсуев недавно перенес операцию, жалуется на кошмарные кровавые сны. Говорит, что таким образом Бог наказывает его за угробленные жизни священных животных.
Имена обвиняемых изменены, совпадения случайны.



^