04.04.2012
В ближайшее время в Улан-Удэ может исчезнуть рельсовый общественный транспорт.
В ближайшее время в Улан-Удэ может исчезнуть рельсовый общественный транспорт.

На минувшей неделе вновь громко заговорили о проблемах трамвая. Но в этот раз речь зашла не просто об убыточности данного вида транспорта. Впервые за 50 с лишним лет истории улан-удэнского трамвая реально встал вопрос об упразднении трамвайных перевозок в нашем городе вообще. Пока в городской администрации есть намерение просчитать, во сколько обойдется закрытие трамвайного движения и чем его заменить.

Ненадежные рельсы

По словам директора Управления трамвая Николая Хонгорова, изношенность рельсовых путей и парка трамваев достигли критического уровня. Почти каждый день происходит сход трамваев с рельс: «Мы уже 30-40 лет не ремонтируем ни рельсы, ни трамваи», -- говорит директор МУП «Управление трамвая». Чтобы начать ремонт, нужны деньги, которых у муниципальных властей нет. Просьбы дотировать городской рельсовый транспорт из республиканского бюджета не нашли понимания у депутатов Хурала и в правительстве.

По словам Николая Хонгорова, во всем мире только одну пятую часть необходимых для муниципального транспорта средств собирают с населения. А восемьдесят процентов дают муниципалитеты, бюджеты разных уровней: «в противном случае нужно распустить муниципальный транспорт и оставить только коммерческий», - говорит Николай Хонгоров. Но сегодня в Бурятии республика не обращает внимания на проблемы муниципалов:

- На исполнение государственных функций, передав их городу, республика в бюджете заложила две тысячи рублей, на карандаши и авторучки, - сказал Николай Хонгоров.

Триста миллионов ежегодно

Более того, по его словам, в Хурале сейчас обсуждается проект закона, по которому республиканская служба по тарифам устраняется от процесса формирования тарифа для муниципального транспорта. Это означает, что республика решила «скинуть» все проблемы на городские власти. Ведь если закон примут, то город будет всецело сам устанавливать тарифы на трамвай, и это в то время, когда идут разговоры, что 11 рублей за проезд в трамвае является недостаточным. Этим законом республика как бы разрешает муниципалам повышать тариф, насколько им вздумается. Хотя понятно, что повышение тарифа до 20-30 рублей будет равносильно закрытию трамвайного сообщения.

Сейчас на ремонт путей управлению требуются триста миллионов рублей. По словам директора МУП, должен заключаться контракт с Управлением трамвая на оказание услуг по перевозке пассажиров:

- Это государственная функция, и заключить договор должна республика. Но у нее есть право передать эти функции муниципальным органам с соответствующими субвенциями. Вот какой размер субвенции? Мы посчитали - триста миллионов. Сто пятьдесят мы собираем на линии, а еще триста они должны решить, – говорит Николай Хонгоров.

Республика не при делах

Республика вряд ли сегодня сможет дать такие деньги – резервы у нее не бесконечные, для этого нужно было закладывать деньги еще при обсуждении бюджета на этот год. Чего сделано не было. В попытках добиться денег на покрытие расходов Управление трамвая подало иск в суд на республиканские власти, но проиграло его. Причем, по мнению Хонгорова, чисто по формальным признакам.

- Они нам объяснили, раз Республика Бурятия в бюджете не заложила на это деньги, значит, она и не несет никакой ответственности. Нормально, да? Также они указали, раз горсовет принял на сессии одиннадцать рублей, пусть бюджет города и несет ответственность. Хорошая вилка получилась? РСТ согласовывает максимальный тариф 11 рублей, а что остается горсовету делать? Они и принимают одиннадцать рублей, - вопрошает директор МУП.

Видимо, нужно ждать осени, когда в Народном Хурале будет утверждаться проект бюджета на 2013 год. Но, по словам Николая Хонгорова, трамваи, вполне возможно, не доживут до этого момента. «Если завтра у нас трамвай перевернется, кто будет виноват? Хонгоров! За то, что пустил вагоны по аварийным путям», - говорит директор трамвайного МУПа.

Транспортный коллапс

Поэтому предлагается закрыть трамваи совсем. Но такой поворот в нашем случае не является решением проблемы. Даже с учетом того, что в последние десять лет трамваи неуклонно теряют свою популярность, ими продолжают пользоваться миллионы людей. Согласно документу Российской службы статистики в 2010 году городской рельсовый транспорт Улан-Удэ перевез около четырнадцати миллионов пассажиров (для сравнения, в 2003 году этот показатель равнялся 60 млн), тогда как всеми видами автобусов – «всего лишь» девять миллионов.

К тому же это вопрос политический. Трамвай с самыми низкими ценами за проезд остается социальным видом транспорта.

«Ни один самоубийца сейчас не сможет сказать о том, что планируется закрытие трамвая. Но техническое состояние парка может привести к тому, что трамвай не сможет ходить», -- говорит директор МУП. Кстати, кроме бедных категорий горожан, трамваями пользуются и те, кто в часы пик не хочет стоять в пробках. Так что затронет это очень широкий круг лиц.

Понятно, что если в течение нескольких недель или месяцев вопрос действительно встанет о закрытии трамвая, автобусы не смогут восполнить пробел. Уже сейчас дороги Улан-Удэ не справляются с увеличившимся парком автомобилей, что приводит к многочисленным пробкам в часы пик во многих частях города. Если к этому прибавятся «спешившиеся» пользователи трамваев, то транспорт города просто встанет.

Отдельный конфликт субъектов

Но в пресс-службе правительства нам на просьбу прокомментировать ситуацию сказали, что бюджет уже принят, а «город и так много получает на содержание столицы». Значит, дополнительных денег не будет. В Хурале придерживаются более мирной позиции, лишь посоветовали, чтобы в республику обратилось руководство города, а не руководитель предприятия: «Хонгоров не то лицо, чтобы выходить на президента», - сказали там.

Вообще, отношения двух хозяйствующих субъектов – республики и города - не заладились уже давно, особенно в сфере финансов. Председатель Улан-Удэнского горсовета Александр Голков в прошлом году требовал оставлять больше налогов на местном уровне, чтобы город мог полноценно исполнять свои обязательства перед населением. Но ни депутаты Хурала, ни члены правительства не пожелали прислушиваться к его доводам. Сейчас же делать что-либо поздно.

Предпринимать между тем что-либо надо уже председателю правительства. Таким демаршем, выражаясь дипломатично, которым станет закрытие трамвайных путей, они ставят в очень неудобное положение Вячеслава Наговицына, которому, между прочим, предстоит переназначаться в июне. Ведь такое событие, как закрытие трамваев, не пройдет незамеченным «наверху» и почти наверняка попадет в федеральные новости. А это уже скандал, который может повлиять на настроения верховных властей.

Порочная система

К слову, это один из слабых пунктов т.н. «вертикали власти», когда из-за абсурдной централизации власти практически все деньги, собираемые на месте, уходят наверх. И тот уже распределяет их между субъектами по своему усмотрению. Причем, иногда в расчет берется отнюдь не наличие или отсутствие реальных проблем в регионе или на местах, а такие факторы, как процент голосов, полученных здесь той или иной партией на прошедших выборах.

Как показывает улан-удэнская практика, это порочная система. Люди «наверху» зачастую не желают замечать проблемы на местах, обращая внимание лишь тогда, когда становится слишком поздно что-либо делать, когда ситуация заходит в тупик. В этом случае власти переходят на режим ручного управления, когда самый высокий чин в стране вынужден заниматься проблемами отдаленных городов и сел. Но высоких чинов в России немного, а в скором времени станет еще меньше, на всю страну не хватит, поэтому проблемы, нарастающие как снежный ком, видимо, придется решать самим регионам и муниципальным властям.

Владимир Бадмаев, «Номер один».
^