11.04.2012
Лесозаготовители Бурятии переживают далеко не легкие времена. Ситуация в этом секторе реальной экономики региона за последние три года изменилась настолько, что мелкие и крупные предприниматели объединились в некоммерческое партнерство. Задача одна – представить и защитить интересы  более 500 хозяйствующих субъектов, в которых трудится порядка 10 тысяч человек.
Лесозаготовители Бурятии переживают далеко не легкие времена. Ситуация в этом секторе реальной экономики региона за последние три года изменилась настолько, что мелкие и крупные предприниматели объединились в некоммерческое партнерство. Задача одна – представить и защитить интересы  более 500 хозяйствующих субъектов, в которых трудится порядка 10 тысяч человек.

Закон что дышло

Анализ ситуации последних трех лет высвечивает весьма печальную картину. Начать хотя бы с того, что буквально до 2009 года в лесопромышленной отрасли работало порядка 200 экспортеров. При этом бизнес каждой организации был легализован. Все они были примерными налогоплательщиками. Мировой кризис, «провал» на рынке экспорта леса, снижение покупательского спроса, ужесточение «карательных» мер для юридических лиц и индивидуальных предпринимателей, специализирующихся на экспорте лесопродукции, привели к тому, что сейчас на этом рынке осталось не более 20-30 компаний, которые в буквальном смысле пытаются выжить.

Усугубилась ситуация еще и после того, как три года назад республиканским правительством был принят закон «Об организации деятельности пунктов приема и отгрузки древесины на территории Бурятии». Меры, предусмотренные этим документом, сводились к тому, что каждое зарегистрированное на территории региона юридическое лицо и индивидуальный предприниматель должны были встать на учет в Агентстве лесного хозяйства. Иначе говоря, деятельность лесозаготовителей, переработчиков и лесоэкспортеров попала под жесткий контроль региональной исполнительной власти. Бизнес попытались сделать еще более прозрачным и легальным.

Казалось бы, мера своевременная и нужная. На деле же оказалось, что далеко не каждый предприниматель, который пришел по собственной воле вставать на учет, подтверждая тем самым честность своего бизнеса, смог получить «добро». После вступления в силу закона необходимо было в течение 30 дней явиться в Республиканское агентство лесного хозяйства с нужным пакетом документов. После тотальной проверки агентство должно было выдать предпринимателю свидетельство о постановке на учет. И тут началось.

- На 21 октября 2010 года в уполномоченный орган – Агентство лесного хозяйства - было подано 176 заявлений хозяйствующих субъектов. Однако ни одного свидетельства о постановке на учет выдано не было, - говорит Виктор Петрович Сластин, исполнительный директор Некоммерческого партнерства лесопромышленников и лесоэкспортеров Бурятии. – При этом агентство нарушало сроки рассмотрения заявлений, предпринимателям начали давать отказы, оформленные задним числом. Все отказы были изложены в одном контексте, как под копирку, и содержали фразу «в связи с предоставлением неполного комплекта документов…» На просьбы заявителей указать полный перечень необходимых бумаг информации никакой так и не было дано.

Отношения между лесопромышленниками и Агентством лесного хозяйства начали напоминать натянутую тетиву. С одной стороны предприниматели, готовые принять условия региональных властей, с другой – явное нежелание уполномоченного органа идти на какой бы то ни было компромисс.

- Казалось бы, мы принимали участие в разработке этого закона, в подготовке проекта постановления правительства, но теперь непонятно, для чего нас приглашали к сотрудничеству, если многие наши предложения были отклонены и не услышаны? - констатирует Виктор Петрович.

Процесс постановки на учет сдвинулся с места только после  обращения к руководителю региона Вячеславу Наговицыну

Наказать рублем

Принятие закона обернулось для предпринимателей еще одной неприятностью. Законопослушные лесоэкспортеры, желающие получить свидетельство о постановке на учет в Агентстве лесного хозяйства, начали подвергаться внеплановым проверкам. В один момент они попали под пристальное внимание органов прокуратуры, Бурприроднадзора, Управления Федеральной миграционной службы и многих других контролирующих органов. Естественно, без штрафов не обошлось.

Вместе с тем параллельно с легальными лесопромышленными организациями ничуть не менее успешно занимаются лесозаготовкой «черные лесорубы». При этом, не имея официального разрешения на этот вид деятельности, не регистрируясь в уполномоченном органе, они платят административные штрафы лишь тогда, когда, что называется, «пойманы за руку» с поличным. Отделавшись наказанием в размере 2--3 тысяч рублей, снова принимаются за дело. Такого рода бесконтрольная вырубка привела к тому, что за последние 15--20 лет вблизи населенных пунктов Бурятии леса практически не стало.

Как оказалось, штрафные санкции контролирующих органов – это полбеды. По-настоящему тревожно заготовителям стало тогда, когда речь зашла о том, что Агентство лесного хозяйства вышло в правительство Бурятии с инициативой о внесении изменений в республиканский закон «Об административных правонарушениях». В частности, 60-я статья документа содержит информацию о взысканиях в случае нарушения требований о наличии документов при приемке, транспортировке и установленного порядка ведения документов учета древесины.

- Предлагается увеличение штрафов для должностных лиц до 50 тысяч рублей, для юридических лиц – до 500 тысяч рублей! При этом разработчики в своей пояснительной записке ссылаются на опыт и аналогичный документ Забайкальского края и Иркутской области. На мой взгляд, наши регионы просто нереально сравнивать! Объемы заготовок и поставок древесины в той же Иркутской области больше в разы. В Бурятии сегодня добывается 2,5 млн кубометров леса. В Иркутской области – более 26 млн кубометров! Возможно, для иркутских бизнесменов штраф в полмиллиона рублей не существенен, в то время как для наших предпринимателей может стать поводом для ликвидации предприятия, -- заявляет Виктор Сластин. – Все идет к тому, что субъекты малого предпринимательства Бурятии покинут рынок. На их место придут лесоэкспортеры из других регионов. Получается, что из занятых сегодня в этом бизнесе более 4000 человек большинству в скором времени придется искать другую работу.

Более того, по мнению предпринимателей, предусмотренная ответственность за нарушение отдельных положений закона «Об организации деятельности пунктов приема древесины» приведет к многочисленной перерегистрации организаций и искусственному созданию фирм-однодневок. За этим неминуемо последует недоимки по налоговым поступлениям.

Достучаться до небес

Не принесла радости предпринимателям и другая новость – относительно создания в регионе укрупненных терминалов погрузки-выгрузки лесоматериалов для отправки железнодорожным транспортом.

- На наш взгляд, создание таких лесных терминалов существенно ограничит деятельность хозяйствующих субъектов. Они будут лишены права самостоятельно заключать договоры аренды производственных баз, железнодорожных тупиков. Это, в первую очередь, противоречит Федеральному закону «О защите конкуренции». Монополизация отгрузок на экспорт приведет к удорожанию услуг, росту коррупционной составляющей в условиях сохраняющегося дефицита вагонов, - делает выводы Виктор Сластин. - Получается, что транспортная составляющая подорожает в несколько раз, а значит, и конечная цена за вагон лесоматериала - тоже. Наша продукция будет просто неконкурентоспособной. Основной рынок сбыта – Китай. Уже сегодня этой стране выгодно получать продукцию из других стран – в частности Канады, Бразилии, Индонезии. Так что для представителей лесопромышленного комплекса, особенно субъектов малого предпринимательства, существует реальная угроза «прикрыть» свой бизнес.

Объективная реальность сегодня такова, что, по сути, в бывших лесопунктах объединения «Забайкаллес», обанкротившегося в лихие 90-е годы, единственным источником существования и выживания местного населения является заготовка леса, производство и реализация пиломатериалов.
  
Обозначить проблемы отрасли лесопромышленники и лесоэкспортеры попытались в нескольких обращениях. Одно из них было направлено в адрес президента республики, другое на имя председателя Народного Хурала. Все, чего добиваются представители лесного бизнеса, – разобраться в сложившейся ситуации и дополнительно проработать некоторые пункты принятого три года назад закона, упростив постановку на учет, а также принять взвешенное решение по размерам штрафных санкций.

Пока у них есть уверенность в том, что они все-таки будут услышаны высшей правительственной властью.

Алла Галлас,  «Номер один».
^