03.11.2004
26 октября состоялось заседание Правительства Республики Бурятия, на котором члены Правительства обсудили итоги социально-экономического развития в январе-сентябре 2004 года. Результаты, можно сказать, не радуют. Как отмечается в информационном вестнике Правительства Бурятии, "при сложившейся с начала года в промышленности ситуации ожидаемый объем производства останется на уровне 2003 года". Снижение темпов роста экономики обусловлено замедлением развития в таких отраслях как машиностроение, цветная металлургия, лесная, деревообрабатывающая и целлюлознобумажная промышленность. Замедлился и рост доходов населения Бурятии.
Складывающаяся на протяжении последних пяти лет в России экономическая и политическая система оставляет местным властям совсем небольшое пространство для экономической политики. Как бы ни хотелось Правительству Бурятии, например, подстегнуть промышленный рост в республике, сделать все равно ничего не получится: не осталось ни одного весомого рычага воздействия на ситуацию. Вся промышленность Бурятии целиком зависит от общероссийских тенденций, федеральной экономической, налоговой и таможенной политики, а также коньюктуры мировых рынков.
И если раньше Правительство Бурятии пыталось помогать местной промышленности путем выдачи кредитов, то нынче и от этой практики по объективным обстоятельствам оно вынуждено отказаться. Во-первых, эффективность госкредитования промышленности невероятно низка, и об этом говорит весь неудавшийся опыт подобной политики в Бурятии. Во-вторых, сама промышленность в большинстве случае перешла под контроль крупных общероссийских холдингов и как-то совсем глупо из нищего бюджета республики выдавать деньги московским олигархам. Ну, а в-третьих, просто неоткуда брать деньги: бюджет Бурятии и без этого трещит по швам.
В целом же замедление темпов роста или даже вовсе сокращение выпуска продукции в промышленности Бурятии в каждом конкретном случае связано с обстоятельствами, на которые Правительство Бурятии повлиять может едва ли. Так, например, причиной плохих результатов ЦКК является внутренняя корпоративная политика перераспределения прибыли. ТСМ терпит бедствие из-за засилья дешевой продукции из КНР. А машиностроение требует полного переоборудования, а значит, и масштабных инвестиций, которые не под силу не только бюджету Бурятии, но и, пожалуй, в целом российскому. И в Правительстве Бурятии все отчетливее понимает, что проблемы промышленности на нашем уровне не решить.
В этой связи пока только наметившаяся тенденция на замедление темпов развития может произвести на Правительство Бурятии оздоровляющий эффект. От победной риторики последних нескольких лет насчет "правильности курса" и надевания розовых очков необоснованно оптимистических программ развития, можно наконец перейти к реальным делам. Тем более, что уже ясно: "правильный курс" никак от нас не зависел, да и не таким уж правильным он был. Российское правительство тоже забило тревогу: при невероятно благоприятной мировой коньюктуре на сырьевых рынках прогресс в экономике страны практически затормозился.
Единственно разумным для Бурятии поступком сейчас стало бы провозглашение рабочим тезиса "Цезарю — цезарево, кесарю — кесарево" и дальнейшие действия в этом русле. Раз уж состояние промышленности — основы экономики Бурятии — уже не зависит от республики, необходимо по мере сил поддерживать создание новой основы и оставить все, даже теоретические усилия возродить то, что мы поднять все равно не сможем.
На разного рода совещаниях правительства многократно говорилось о необходимости развития малого предпринимательства. Однако республиканские власти тратят гораздо больше усилий на работу с промышленностью, чем с малым бизнесом. Начать хотя бы с того, что проблемами промышленности занимается целое министерство, тогда как малым бизнесом — несколько небольших внутриминистреских ведомств.
Между тем именно малый бизнес показывает наиболее высокие показатели роста. С начала 2004 года малый бизнес произвел товаров и услуг на 4,1 миллиарда рублей, темп роста составил 144 процента. В сфере малого бизнеса занято 99,1 тысячи человек, это 23 процента от числа занятых в экономике республики. В бюджеты всех уровней и внебюджетные социальные фонды к 1 сентября от субъектов малого предпринимательства поступило налогов в объеме 502 миллиона рублей, или 10 процентов от общего поступления налогов. Малый бизнес — уже неотъемлемая часть экономики Бурятии. В силах правительства увеличить его долю, просто повернувшись к малому бизнесу лицом. Можно начать с переименования Министерства промышленности в Министерство малого предпринимательства с соответствующим изменением целей существования этого органа.
Старой, доставшейся нам с советских времен, промышленной экономикой мы управлять, очевидно, не можем, и результаты неверной политики Москвы плачевно сказываются на социальном положении жителей Бурятии. Это сейчас становится громадной проблемой. В проитивовес следовало бы строить новую экономическую политику, основанную на частной инициативе жителей Бурятии, поддерживать малый местный бизнес, который по определению патриотичен. Теперь у Правительства Бурятии не остается иного выхода. Да здравствует новая экономика?



^