02.05.2012
История Максима Удовиченко, мальчика, прикованного к аппарату искусственного дыхания, всколыхнула всю Бурятию. Максим, может быть, и не знает, какие страсти кипят вокруг него, ему некогда об этом думать, надо учиться заново дышать.
История Максима Удовиченко, мальчика, прикованного к аппарату искусственного дыхания, всколыхнула всю Бурятию. Максим, может быть, и не знает, какие страсти кипят вокруг него, ему некогда об этом думать, надо учиться заново дышать.

Все началось с катастрофы, в поселке Багдарин автомобиль сбил двух восьмилетних мальчиков. Один из них погиб на месте, а другому предстояла длительная борьба за жизнь. Максима Удовиченко собрали буквально по кусочкам. Восемь месяцев он пролежал в реанимации Детской республиканской клинической больницы, парализованный ниже шеи, не дышащий без аппарата. Диагноз как приговор. Даже знаменитый доктор Леонид Рошаль, после ряда заочных консультаций, постановил, что ребенок никогда не будет двигаться и самостоятельно дышать, и ничего с этим не поделаешь. Ребенку рекомендовали хоспис на дому, а это значит, что отправили умирать.

Но мама Максима Ирина и его тетя Светлана не могли с этим смириться. Несмотря на все препоны и недовольство местных врачей и чиновников, они обратились в СМИ, в том числе и в нашу газету, чтобы попросить людей о помощи. На борьбу за жизнь Максима нужны были немалые средства.

Взяться за лечение ребенка отважились врачи российского научного центра «Восстановительная травматология и ортопедия» имени Илизарова в Кургане Александр Губин и Андрей Кобызев.

Врачи прилетели в Бурятию в конце марта и провели уникальную операцию по фиксации четырех верхних шейных позвонков к затылочной кости. Это одна из первых операций в длинной цепочке оперативных вмешательств, которая предстоит мальчику. Но она уже дала свои результаты.

- Сейчас Максиму гораздо лучше, - рассказывают родственники Максима, - он находится на спонтанном дыхании, то есть вдыхает сам, а выдыхать помогает аппарат. Скоро он уже сможет дышать самостоятельно, просто пока психологически он зависим от аппарата, да и дыхательные мышцы за долгое время атрофировались. Но это дело времени и тренировок.

Ребенку в скором времени предстоит операция на бедре. После травмы бедренная кость срослась неправильно, и перед поездкой в Курган нужно привести ногу в порядок. В Кургане же Максиму поставят стимуляторы в мозг, чтобы усилить сигнал, тогда тело будет слушаться, и, возможно, ребенок начнет чувствовать и двигаться.

Курганские врачи отметили, что если бы к ним обратились пораньше, а не через восемь месяцев после травмы, то Максим уже сейчас был бы на ногах, потеряно драгоценное время из-за приговора других врачей.

Евгения Балтатарова, «Номер один».
^