08.05.2012
Скандалы в самом крупном театральном коллективе Бурятии вспыхивают вновь
Скандалы в самом крупном театральном коллективе Бурятии вспыхивают вновь

На этот раз причиной волнений в театре оперы и балета стало внезапное увольнение его художественного руководителя Азата Максутова, который пришел на эту должность восемь месяцев назад.

Как это всегда бывает в культурной среде, увольнение стало громким. Коллектив театра разделился на два лагеря, меньшинство поддерживает Максутова, а большинство, в том числе дирекция и министерство культуры, считает, что такой руководитель театру не нужен.

Плохой начальник

- Приходит не готовым, не знает спектаклей, на последнем спектакле «Севильский цирюльник» весь третий акт он спрашивал меня, где вступать. И причем это слышали оркестранты. Он к певцам не ходит, на спевки не ходит, план репетиций выстроен неправильно, - говорить концертмейстер оркестра театра оперы и балета Дарья Станишевская.

Напомним, что предыдущий худрук талантливый и амбициозный Антон Лубченко также проработал в театре менее года. И весь период работы его сопровождал шлейф скандалов. Повинуясь желанию коллектива, который стонал и жаловался на «хама Лубченко», обзывающего людей баранами и холуями, министр культуры Тимур Цыбиков освободил его от занимаемой должности.

Впечатления от нового худрука Азата Максутова у коллектива вначале были самые теплые. Сам новоиспеченный руководитель, недавно отучившийся в престижном музыкальном заведении в Германии, строил наполеоновские планы по возрождению театра, впрочем, как и Антон Лубченко. По некоторым данным, кандидатура Азата Максутова была выбрана самим коллективом, который сейчас не только не хочет с ним работать, но даже с теплотой вспоминает предыдущего худрука.

Драма, комедия, фарс

С первого дня набирающего в прессе скандала Тимур Цыбикв хранил молчание, никак не комментируя ситуацию. Зато уволенный худрук, сперва огорошенный новостью и осторожный в высказываниях, развил бурную деятельность.

Драмой обернулась его попытка, уже после увольнения, выступить дирижером на концерте памяти композитора Юрия Ирдынеева 4 мая. Охрана театра не дала Максутову пройти в служебные помещения. Тогда с помощью сторонников, состоящих из музыкантов, он штурмом проник в кабинет и забаррикадировался там. Набежавшим журналистам он рассказал, что недосчитался в своем кабинете некоторых вещей.

- Кто-то уже здесь был, отсутствуют инструменты и партитуры, - посетовал он. - Безобразие, без моего ведома влезли в мой кабинет.

Больше всего дирижера беспокоило то, что из кабинета исчезла документация. На следующий день Максутов решил провести пресс-конференцию, где обещал разоблачить руководство театра и министерства культуры, и также озвучил свое намерение идти в суд и оспаривать свое увольнение.

Пресс-конференция также обернулась скандалом. Увидев там своих противников из работников театра, Азат Максутов разволновался, сказал пару громкий общих фраз и позорно на глазах у журналистов бежал из здания Дома печати. Но это был не конец. Подождав, пока противники разойдутся, Максутов вернулся и все-таки дал пресс-конференцию в присутствии своих сторонников.

Однако ничего из обещанного журналисты не услышали. Азат Максутов заявил, что его уволили по причине излишней осведомленности о «темных» делах театра и министерства, в частности финансовых.

- Я начал копать те вещи, которые были неугодны моим работодателям. У нас не получился нормальный и профессиональный диалог. И когда человек становится неугодным, о нем говорят, что он слишком много знал. Чем не угоден стал Максутов? Он стал указывать в корень. В театре искусственно создаются конфликты, я стал указывать на это. Везде в театрах плохо, но у нас самое критическое состояние, - заявил Азат Максутов.

Также бывший худрук рассказал о том, что с ним пытались расстаться по-хорошему и выплатить ему неплохую компенсацию, но он, следуя своим принципам, отказался. При этом он признался, что имеет большие долги перед банками за учебу в Германии и ему надо их закрывать. В конце он добавил, что, несмотря на выгодные предложения, он остается в Бурятии бороться за коллектив и искусство.

- Меня пригласили с формулировкой «поднимать и развивать театр». Я здесь по принципиальным соображениям, я за искусство, - на этой ноте Максутов закончил свое выступление перед журналистами.

Евгения Балтатарова, «Номер один».

^